Языком жене между ног

Поцелуй между ног

В славный город Калининград нас командировали вдвоём, меня и Любовь Петровну. Любовь Петровна постарше меня, интересная дама с красиво уложенными светлыми волосами. Люба не мой начальник, но её подпись под актом проверки будет стоять первой, выше моей. Поселили нас в разных гостиницах, меня в «Москве», ещё старой, немецкой. А Любовь в «Калининграде», уже относительно современной. Ну, конечно, в одноместных номерах. Мы приступили к проверке подведомственной организации.

Дело было летом, Калининград утопал в зелени и цветах, в розах. Летним вечером так приятно пройти по старым немецким улочкам, состоящим из небольших аккуратных домиков. Я шёл, прогуливаясь, и думал о Любе. Она хорошая женщина, умная, интересная, доброжелательная. Мне нравилось с ней общаться, разговаривать. Я пытался с ней немного как-то сблизиться, но она всегда держала дистанцию. Мол, ничего личного. Любовь была замужем, имела ребёнка.

Для работы нам выделили небольшую комнату с двумя столами, стоящими вплотную друг против друга. Третий стол завалили папками с документами, которые мы затребовали. И началась проверка, скучная и монотонная. Любовь Петровна сидела напротив меня и выписывала цифры из отчётов. Зная её добросовестность, я был уверен в том, что до пяти вечера, как минимум, мы будем усердно трудиться. Моя напарница была одета по летнему, в лёгкое платье с коротким рукавом. Голубой цвет ей очень шёл, он гармонировал с голубыми (или синими) глазами и белым отливом волос.
— Любовь Петровна, может быть, сегодня пораньше уйдём? Посмотрим город, успеем мы всё сделать, времени море.
— Алексей Сергеевич, времени у нас много, да и работы тоже. Что скажут о нас сотрудники? Проверяющие с первого дня начали халтурить. А город посмотрим в выходные. Тем более, нам обещали его показать.
Спорить с ней было бесполезно.

Время тянулось жутко медленно. Я уткнулся в бумаги, изредка бросая взгляды в окно, где гуляли по летним улицам свободные люди. И на Любовь Петровну, на её приятное лицо, слегка прикрытое спадающей чёлкой. Слегка расстёгнутый ворот платья не давал возможности увидеть даже край груди. Нечаянно уронив со стола ручку, я нагнулся её поднять. О, какая сцена! Прямо передо мной, почти на расстоянии вытянутой руки, оказались сексуальные женские ноги. Они были в колготках туфлях, сверху прикрытые подолом платья. Я бы мог поклясться, что ноги были чуть-чуть раздвинуты. Я поднял ручку, вылез из-под стола.

Любовь Петровна не заметила моего смущения. Она всё так же дотошно рылась в бумагах. Спокойно работать я больше не мог. А стал соображать, какой бы придумать способ, чтобы снова посмотреть на женские ноги. Но ничего не придумал, и снова уронил ручку. На этот раз я задержался под столом подольше. Мне показалось, что чёрная полоска у неё между ног расширилась. Но не до такой степени, конечно, чтобы были видны трусики. Я мог бы дотянуться до этих волнующих ног, их потрогать, погладить. Слишком долго доставать ручку было неудобно, поэтому пришлось снова вылезать. Работа уже совершенно не лезла мне в голову. Я встал из-за стола, подошёл к окну, встав у Любови за спиной. Красивая женщина, и довольно сексуальная. Как она наклонила головку, открыв нежную шею. Так и хочется нагнуться и поцеловать.
— Алексей Сергеевич, ты закончил свой раздел?
— Нет ещё. Да успеем, сто раз. Как, Любовь Петровна, Вы устроились в гостинице? Удобства все?
— Да, нормально.
— Что вечером будете делать?
— Пообщаюсь с мужем, с ребёнком.
— Не хотите прогуляться по городу?
— Не знаю, посмотрим. Позвони вечером.
— Хорошо.
Я снова углубился в документы.

Но ноги Любови Петровны не давали мне покоя. Я в третий раз уронил на пол ручку. Вот они, эти притягивающие меня как магнит, ножки. Стройные голени, округлые коленки, бёдра, расширяющиеся к тазу. Я не удержался и погладил Любовь Петровну по голени. Она ничего не сказала и ногу не убрала. Моё сердце билось со всей силы. Лицо, я чувствовал, налилось кровью. Вылезать или погодить ещё? А как я ей объясню поглаживания? Я снова дотронулся до женской голени, но руку уже не убрал. Мы оба затихли. Надо было что-то делать дальше. Или убирать руку и вылезать из-под стола, или идти дальше. Я прижал к ноге женщины всю ладонь и погладил её.

Обычные ноги обычной, ну пусть симпатичной, женщины. Почему они так тянут к себе? Что за таинственная сила в них спрятана? Конечно я знаю, что это за сила, и где она спрятана. Она между ног. Между ног женщины. Руки гладят голени, икры Любови Петровны. Я уже настолько осмелел, что снимаю осторожно с ног своей сослуживицы туфли. Сначала одну, потом другую. Массирую нежно пальчики, ступни. Потом раздвигаю женщине ноги. Руки кладу на бёдра. Ладони гладят бёдра, идут выше, охватывают бока и ягодицы. Юбку приходится задрать. Я всё ещё не вижу лица Любови Петровны. Что оно выражает? Наверное, страсть. Надо добраться к центру силы. Мешают колготки. Чтобы их снять, мне нужно завести руки за попу женщины. И чтобы она подняла таз, когда я буду их стаскивать. Любовь Петровна мне помогает. В нужный момент она привстаёт слегка со стула. Я снимаю с попы колготки, тяну их вниз. Тут же оказались и трусики. Женская попа голая! Руки с колготками и трусиками идут вниз, я освобождаю от ненужной материи весь низ женщины. Вот она, полная нагота в своей ослепительной красоте! Теперь я могу целовать, обнимать и гладить эти обнажённые прекрасные ноги, зовущие меня со страшной силой.

Я целую кончики пальцев ног. Целую ступни. Любовь Петровна позволяет поднять ногу, чтобы мне было удобнее. Целую, прижимаю к лицу голени. Они пахнут женщиной, пахнут жаждой секса, жаждой мужчины. Глажу бёдра Любови Петровны, лицом прижимаюсь к внутренней их стороне. Языком облизываю гладкую шелковистую кожу. Просовываю язык между ног глубже, моя цель — источник силы притяжения. Великий Источник. Любовь Петровна облегчает мне путь к источнику. Она ещё шире раздвигает ноги и подаёт таз вперёд, принимая почти горизонтальное положение. Вот он, мой источник, я достигаю его языком. Но только язык касается нежных губ моей партнёрши, как раздаётся стук в дверь. Мы отскакиваем друг от друга. Любовь Петровна принимает вертикальное положение на стуле, оправляет юбку. Я выкарабкиваюсь из-под столов, ударившись головой.
— Да, войдите.
Это принесли нам ещё папки.

Читайте также:  Теоретическая фонетика английского языка леонтьев

Источник

Соблазнение однокурсницы

Недавно встретил старую знакомую, с которой учился на одном потоке в университете, которая мне в свое время очень нравилась, и которую так и не получилось соблазнить. Поговорили о разном, вспомнили прошлое. Она не очень изменилась – все та же сексуальная стервочка. Но до сих пор одна замуж так и не вышла, ребенка нет.

Предложил зайти ко мне, на мартини. Отказывается, говорит, что не сегодня. Предлагает заехать за ней на работу, через день, в субботу. Тогда и поедем.

В субботу заезжаю к ней на работу и жду в машине. Она немного опаздывает, но приходит и садится в машину. Я как раз разговариваю по мобильному и на нее как будто не обращаю внимания. Но краем глаза смотрю, как она одета, на ее сапожки и наслаждаюсь этим. Она красивая… Потом выключаю телефон и говорю ей: «Привет». И целую в ушко. Она – К+. Едем в сторону ее дома. Она предлагает «еще покататься», говорю, что конечно, поедем, только мне надо заехать домой переодеться :)) заезжаем, ненавязчиво предлагаю зайти попить чая. соглашается. Конечно, уже никуда не едем.

Я делаю чай, ложимся на ковер перед компьютером, разговариваем, я постоянно ее обнимаю, трогаю, поглаживаю голую спину, живот, волосы, нюхаю, целую шею, уши. негативной реакции на мои прикосновения нет – вроде все позволяет, кроме особо интимных мест, но меня не гладит и прикасается изредка. хотя, может, плохо калибровал.

Целовать в губы не дает – сжимает их, но она и раньше не очень охотно целовалась. Потом я понимаю, что могу делать то, что хочу – прижимаю ее к себе, переворачиваю, беру насильно ее голову и целую. Она сжимает губы, но не особо вырывается. Я обнимаю ее, периодически целую в шею, в губы, что-то рассказываю (грудным сексуальным голосом). Но почему-то мне кажется, что секса не будет – она не очень ведется, и у нее месячные. Я просто наслаждаюсь ощущением ее тела. Говорю:

— Знаешь, а я по тебе скучал.

Отвечает, что, конечно, знает… Потом что-то о том, что какая она красивая, с кем из крутых мужиков она познакомилась и тому подобный гон. Говорю, что она слишком самоуверенна, и слишком себя переоценивает. Спрашивает:

— А что не правда, что красивая?

Не отвечаю, молчу и улыбаюсь. И дальше в таком духе. Через каждые 10 минут говорит, что ей пора домой.

Мне это надоедает и я говорю:

— Да, пора. Мне тоже надо уходить.

В воскресенье звонит мне сама, и где-то минут 30 говорим обо всем. Я говорю эмоционально, рассказываю о походе в ночной клуб, который открылся недалеко, вообще о разном. Чувствую, что ее интересуют деньги, начинаю говорить об этом. Ей не нравится маленькая зарплата, говорит о том, как она устала жить с родителями и т.д. Я вспоминаю, что ей надо бы мобильный телефон (у нее его нет). Говорит:

— Ну вот, купи его мне.

Отвечаю, что даже не собираюсь этого делать, ведь она не моя девушка. А была бы моя – не пожалел бы и мобильного и вообще много чего. А так ничего не получится. Даю понять, что у меня все хорошо в жизни, с деньгами у меня все хорошо. И вообще у меня все классно. Поговорили об отдыхе на море, за границей. Снова даю понять и рассказываю, что для любимого человека мне ничего не жалко, никаких ресурсов, какие есть у меня в наличии. Она снова что-то со спонсорскими замашками, я в ответ то же, – что для любимой женщины мне ничего не жалко. С таким намеком, что у нее есть шанс стать этой женщиной. Она:

— Не знала, что ты такой щедрый. По разговору дает мне понять, что может ко мне зайти в понедельник, но с двух до шести.
Договариваемся, что после двух она зайдет. Говорю, что с меня шампанское, с нее тортик. Она наглеет:

Отвечаю, что она офигела, все-таки в гости идет. Хвастается, что пила какое-то дорогое 50-долларовое шампанское. Игнорирую.

В понедельник беру отгул на работе, покупаю хорошее шампанское, фрукты, шоколад.

Готовлюсь к ее приходу. Она опаздывает где-то на полчаса. Заходит, о чем-то разговариваем, пьем шампанское, потом вино. Она пооткрывала все йогурты, надпила шампанское, вино, но немного – как-то все неаккуратно и немного наплевательски, мне это не очень понравилось.

Через минут 30 веду ее в комнату, еще чем-то говорим, смотрим фотки. Потом предлагаю ей сделать массаж. Немного сопротивляется, но не очень. Снимаю с нее кофту, расстегиваю лифчик, снять его пока не дает. Делаю массаж спины. Снимаю носочки, массирую ноги. Потом окончательно снимаю лифчик. Она говорит, чтобы не приставал. Говорю, что даже еще не начинал.

— И не начинай, – все равно ничего не будет.

И так час-полтора. Я уже полностью разделся и трусь о нее всем телом, продолжаю ласки с поцелуями, но меня все уже начинает злить. Я активнее пробираюсь в область ее промежности пальцами, членом, но через трусики. Она начинает двигать тазом в такт моим движениям, по ходу возбуждается! Но все еще не пускает меня! У меня то появляется, то пропадает эрекция, и я уже начинаю опасаться, что «перегорю». потом все-таки пальцем начал гладить ее губы, между ними, она задышала глубже и начала немного постанывать. так удалось стянуть с нее трусики и войти в нее, без всякого презерватива… – тоже сопротивлялась (зачем?!)

Двигаться внутри нее было очень приятно, но через пару минут она начала что-то говорить, типа «я не планировала это делать», «мне уже надо идти», сжимать мышцы влагалища, чтобы меня не пустить внутрь. Ничего у нее, конечно, не вышло.

Читайте также:  Свинья на китайском языке

— Ну, если тебе так нравится – можешь так думать.

Эти ее фразы, что ей уже пора, начали меня злить, и я все закончил. Но мне все равно понравилось. Было приятно, хотя удовольствие девочка немного испортила.

Источник

Сперматозоиды, клитор и другие открытия, кардинально поменявшие сексуальную жизнь человечества

Странно думать, что до сих пор в вопросах человеческой анатомии встречаются «белые пятна», но когда-то их было гораздо больше. То, чего люди не знали, они домысливали: ученые строили самые дикие предположения о назначении клитора, природе женского оргазма и о многом другом. Давайте прочитаем о самых грандиозных анатомических открытиях в области секса.

«Семенные зверьки»: открытие сперматозоида.

О том, что сперма существует, знали всегда. Но вот то, что она состоит из живых клеток, было для всего научного мира шоком. Сперматозоиды впервые описал нидерландский ученый-микроскопист Антони ван Левенгук в 1677 году. Левенгук был настоящим фанатом микроскопа, и у него, судя по всему, при себе имелся чек-лист всего, что нужно под ним рассмотреть: слезы, кровь, слюну и, наконец, сперму.

Ученый собрал образцы семенной жидкости из влагалища супруги и взглянул на них через увеличительное стекло. Там он увидел, что жидкость под микроскопом состоит из живых клеток. Он не называл их «сперматозоидами» — это слово появилось позже. Антони употребил ласковое прозвище «семенные зверьки» (ani­mal­cules).

Это открытие перевернуло представление ученых о репродукции человека. Британское Королевское научное общество встрепенулось. Левенгук даже высказал дерзкое предположение, что именно эти «зверьки» помогают в оплодотворение. Тут его, конечно, подняли на смех.

Еще почти целый век ученые были убеждены, что сперматозоиды — это паразиты в сперме, а оплодотворяет сама семенная жидкость. Роль сперматозоидов в оплодотворении была доказана итальянским естествоиспытателем Ладзаро Спалланцани, а термин «сперматозоид» появился только в начале XIX века.

«Любовь и сладость Венеры»: долгая история клитора.

О том, что причудливый нежный бугорок у женщин между ног существует, тоже знали давно. Гиппократ называл его col­umel­la (маленькая колонна), Авиценна — alba­tra или vir­ga (стержень), а арабский медик Абулкасис называл его tenti­go (напряжение). Но первым мужчиной, кто не просто обнаружил клитор, но и решил уделить ему больше внимания, был итальянский хирург Реальдо Колумбус. В 1559 году он обследовал гениталии более сотни пациенток и заключил, что все женщины обладали крошечным бугорком, который от прикосновения «становится тверже и длиннее до такой степени, что начинает напоминать мужской половой член».

Нельзя сказать, что Колумбус был не тщеславен: «Так как никто не описал эти отростки и их функционирование, и если позволительно давать название органам, обнаруженным мной, то следует назвать его любовью или сладостью Венеры…» — писал он. И если бы обстоятельства сложились в его пользу, иллюстратором книги Колумбуса стал бы сам Микеланджело!

После этого клитор надолго (очень, очень надолго) «ушел в тень», и следующие, кто заинтересовался им, были женщины. Только в 1966 году психиатр Мэри Джейн Шерфи обратилась к клитору в своей «Природе и эволюции женской сексуальности», а позже, в 1975 году, 9 женщин собрались в «кружок по интересам». Они хотели больше узнать о своем теле и удовольствии. Так, они собирались вместе, снимали белье, садились в кружок и мастурбировали, сравнивая свои половые органы, чтобы проиллюстрировать уже написанную литературу. Одна из этих женщин, Сьюзанн Грейдж, прослушала курс анатомии и впервые нарисовала клитор со всеми его 18 частями.

Удивительно, но изучение клитора продолжается до сих пор. К примеру, ученые до сих пор понятия не имеют, нужен ли клитор для чего-то еще, кроме наслаждения.

«Истерический пароксизм» или вся правда о женском оргазме.

Быстрая перемотка вперед: на дворе XIX век, а женщин лечат от болезни, известной как «истерия». Симптомами заболевания считались хроническая усталость, раздражительность, головные боли, тяжесть в животе и тревожность. Причиной всему, решили врачи, была «блуждающая матка», а единственным лекарством — генитальный массаж, который пользовался огромной популярностью у дам. После того как она испытывала припадок («истерический пароксизм») наступало облегчение. Впрочем, припадок никак не связывали с сексуальным удовольствием — секса же не было!

«Щекотка Уиппла»: точка G.

История точки G началась с немецкого анатома по имени Эрнст Графенберг. В своих исследованиях он затронул и тему женской сексуальности — не очень популярную в 40‑е годы.

Однажды Графенберг обнаружил чувствительную зону внутри влагалища, расположенную на передней стенке на расстоянии примерно 7 см от входа. Сегодня эта область известна как точка G, но тогда исследователь даже не стал давать ей названия, написав просто: «Главная эротическая зона, возможно, даже более важная, чем клитор». Что по‑настоящему удивило Графенберга — при стимуляции этой зоны женщины не просто достигали оргазма, но и эякулировали.

Открытие не заинтересовало научный мир, и интерес к точке G возродился только спустя 30 лет. В 1981 году ученые Беверли Уиппл и Джон Перри опубликовали исследование, в котором согласились с предположением Графенберга о наличии особой эрогенной зоны внутри влагалища. «Когда я рассказала коллеге о нашем открытии, он предложил мне назвать эту точку „Whip­ple Tick­le“ (щекотка Уиппла), — рассказывает Уиппл. — Я подумала и не согласилась. Графенбергу нужно вернуть долг». Так заветная зона обрела название «точка G». Не знаем, был бы счастлив Графенберг, что именно таким образом его имя вошло в историю, но что сделано — то сделано.

Источник

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Источник

Языком жене между ног

Корпоративный календарь и другие рассказы.

Корпоративный календарь. Январь.

Меня зовут Алекс, я работаю дизайнером в маленьком рекламном агентстве. Кроме меня тут трудятся всего десять человек. Большинство — девушки, потому что они лучше продают рекламу и внимательнее относятся к клиентам. Из мужчин только я, фотограф, директор да сисадмин.

Именно девчонки предложили подарить нашим клиентам на Новый Год откровенный календарь со своими фотографиями. Я, честно признаться, от наших умниц и скромниц этого не ожидал. Но сфотографироваться согласились не все, а только четверо, зато самые фигуристые. Мы договорились, что каждая снимется для трех листов календаря, и это будет только намёк на эротику, все откровенные места будут так или иначе скрыты.

Я полдня рисовал эскизы фотографий. Пересмотрел немало восхитительных картинок обнаженных девушек, поймал ехидный взгляд проходящего мимо директора. «Я работаю!», наигранно возмутился я. «Ага», ухмыльнулся директор, «я вижу».

Читайте также:  Тещин язык мужегон или нет

Мои рисунки девушкам понравились. Я изобразил их в изящных, но не слишком вызывающих позах. Полностью обнаженные фигуры в белой дымке, по соблазнительным изгибам струятся шёлковые ленты, прикрывая то, что не полагается видеть зрителю.

Девушки решительно отказались сниматься в сторонней студии, опасаясь скрытой камеры и незнакомых людей, поэтому за работу принялись я и фотограф Макс. Мы несколько расширили нашу фотостудию, притащили со склада шёлковые ленты и пригласили первую модель, Светлану, нашу будущую мисс Январь, Май, Сентябрь.

У Светы были длинные светлые волосы, красивыми волнами спадающие на плечи, ясные серые глаза и вообще очень милое лицо. Я иногда засматривался на неё и забывал, о чем я с ней говорю. Она вошла, мы замкнули дверь и невольно отвернулись, чтобы дать ей спокойно раздеться и побороть стыдливость.

— Смешные вы какие, мальчики, — сказала Света. — Снимать меня тоже вслепую будете?

Мы с Максом повернулись. Она уже успела снять блузку, и стягивала юбку. Белый ажурный бюстгальтер нежно поддерживал её идеально округлую грудь, в ложбинке которой блестел камушек на цепочке. Света сняла юбку и взялась за колготки. Она села на стул лицом к нам, подтянула по очереди сначала одно, а потом другое колено к груди, чтобы снять колготки, и сбросила их на пол. Я залюбовался её соблазнительными длинными ножками. Как это я раньше не обращал внимания, какие прелестные у неё ножки?

Мой взгляд автоматически скользнул по её трусикам. Белая тонкая ткань смялась, повторяя вожделенные складки губ влагалища. Мне показалось, что мои пальцы сами чувствуют, как жарко и нежно там внутри. Ах, скорей бы она сняла трусики! Член зашевелился, и я схватился за эскиз фотографии, чтобы отвлечься от грязных мыслей.

Когда я снова взглянул на Свету, она расстегивала бюстгальтер. Чашки упали ей в руки, грудь выскользнула, и девушка вся вспыхнула, смущаясь под нашими взглядами. Мне показалось, что от смущения порозовели даже шея и декольте.

— Ну-ну, не пяльтесь так, — наигранно храбро произнесла Света. — Чего вы там не видели?

— Извини. — мы опять отвернулись, давая ей время привыкнуть к нам.

— Алекс, помоги мне снять кулончик? Кулончик же не нужен, я правильно поняла?

— Да, не нужен. — Я подошел сзади и неуклюжими пальцами попытался расстегнуть цепочку. Мои глаза жадно рассматривали контуры сосков, напрягшихся то ли от холода, то ли от возбуждения. Ареалы вокруг сосков были небольшие, чуть коричневые. Грудь вздымалась и опускалась в такт её дыханию.

Цепочка свалилась Свете в руки, она встала и положила её на полку. Я остался стоять рядом, выбирая из разноцветного вороха алые и розовые ленты. Света нагнулась, стаскивая трусики, и я снова оцепенел, глядя как ткань скользит по её стройным ножкам. Мне казалось, что я чувствую восхитительный аромат девичьего лона, и голова закружилась от возбуждения.

Света повернулась ко мне.

— Что там нужно для Января? — Она кивнула на ленты.

— Вот эти красные ленточки. — Я постарался смотреть ей в глаза, а не на грудь. — Ты умеешь завязывать красивые банты?

Светлана вплела в волосы две розовые ленты и подала мне красную. Одной яркой лентой мы обернули её ягодицы и завязали красивый бант напротив интимной прически. У Светланы там оказался симпатичный треугольный островок, почти не стриженый, весь в очаровательных светлых завитках. «Настоящая блондинка — везде блондинка», подумал я. Губки влагалища начинались внизу треугольничка, нежные и как-то по-детски припухшие. Мне вспомнилась одноклассница Наташка, за которой я подглядывал в первом классе. У той складочка между ног была такая же белая и невинная, но совсем без волос.

Вторая лента опоясала Светину грудь. Соски нахально торчали под шелковой полосой, и постоянно выскакивали, пока Света завязывала бант.

— Спадает, — расстроенно заявила она и пошла к дивану.

На белом кожаном диване её обнажённое тело казалось совершенным. Она полулежала, прикрытая только двумя алыми лентами, а мы фотографировали её: Макс делал снимки, я держал матовое зеркало — рассеиватель света. Пока Светлана смотрела в камеру, я рассматривал её прелести: мои пальцы сами представляли, какие теплые и пушистые волосы её «треугольничка», как нежна и в то же время тяжела её округлая грудь. Меня непреодолимо тянуло ощутить вес её соблазнительных полушарий в своих ладонях. А какие, наверное, твёрдые и упругие эти сосочки! Хорошо, что зеркало в моих руках закрывает джинсы и она не видит, как отчаянно у меня стоит.

Света подвинулась на диване, заложив руки за голову, и лента снова сползла с груди. «Погоди, я поправлю, не двигай руками», я отставил зеркало, подошел и наклонился над ней. Провел кончиками пальцев по краям ленты, выравнивая её и одновременно наслаждаясь касанием нежной бархатной кожи девичьей груди. В какой-то момент между пальцами проскользнули соски и я еле удержался, чтоб не сжать их с силой. Достаточно того, что я коснулся чуть твердых краешков их ареалов.

Лента снова была на месте, а Света смотрела на меня с непонятным выражением на лице. Мне показалось, что её взгляд скользнул по моим джинсам и отметил выпуклость на них.

Макс сверился с эскизом, кивнул мне и сказал:

— Светик, лучше будет, если ты правую ножку чуть согнёшь, а левую выпрямишь полностью и вытянешь носочки, окей? Попробуй. Алекс, помоги, чтоб ленты не сползали.

Света аккуратно коснулась правой пяточкой поручня дивана, а левую ножку вытянула вниз и вдоль. Вытянутые носочки ещё сильнее подчеркивали их стройную красоту — в профиль это смотрелось потрясающе, куда лучше чем мой первоначальный эскиз.

Я снова взял зеркало и подошел к дивану. Оказалось, что в этой позе ей пришлось чуть раздвинуть ножки, и теперь мне была видна её промежность. Гладкие нежно-розовые губки были плотно сжаты, скрывая за собой вожделенную дырочку, так что я едва сдерживался от того, чтобы не броситься вперед и не раздвинуть бархатные Светины ножки руками, увидеть сокровенное местечко и впиться в него губами. Чтобы отвлечься, я подбадривал девушку комплиментами.

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector