Языкознание язык и сознание

Язык и мышление. Язык и сознание

Проблема взаимосвязи языка и мышления относится к самым сложным и актуальным вопросам не только общего языкознания, но и логики, психологии, философии. Сложность проблемы обусловлена, прежде всего, сложностью и противоречивостью природы мышления и языка. С одной стороны, и язык и мышление представляют собой порождение мозга человека, с другой сто­роны, язык и мышление являются социальными продуктами, по­скольку сам человек есть социальное явление. В единстве социального и индивидуально-биологического про­является наиболее общая специфика и языка и мышления.

Есть две точки зрения по вопросу взаимосвязи языка и мышления:

1. что язык оторван от мышления;
2. что язык отождествляется с мышлением.

Различное отношение к мышлению и его связи с языком лежит в основе двух разных направлений: «менталистического», в котором отмечается стрем­ление к отождествлению языка и мышления, и «механистического» (бихевиористского), которое отрывает язык от мысли, рассматривая мышление как нечто внеязыковое (экстра­лингвистическое).

Отношение между языком и мыслью (сознанием) входит в проблему соотношения трех звеньев: язы­ка — мышления — объективной действительности, или, как ча­сто формулируют эту проблему, слова — мысли — вещи. Материалистическая концепция языка решает этот вопрос таким образом: поскольку сознание вторич­но по отношению к бытию и отражает объективную действитель­ность, то, следовательно, и в языке через мышление также отра­жается мир вещей и явлений, познанных человеком.

Российское языкознание говорит о единстве языка и мышления, но одновременно отрицает их отождествление. Все единицы языка составляют материальную сторону языка, поэтому воспринимаются органами чувств. Материальную сторону языка образуют фонемы и морфемы, которые являются наименьшими единицами языка, обладающими значениями.

Составной частью мысли является понятие, суждение, умозаключение. Структура мысли и языка не всегда совпадает. Одно предложение может выражать различные значения.

Возьмем, например, предложение: «Инженер завтра утром уезжает в Москву». В зависимости от постановки логического ударения будет изменяться и значение.

Есть другая гипотеза, согласно которой мышление определяется окружающим материальным миром. Определяющая роль, таким образом, принадлежит окружающему миру. Однако не исключается и активность человеческой мысли. Человек моделирует окружающий внешний мир, то есть отражает своей психикой. Это восприятие находит отражение в языке.

Источник

Сознание и язык

Владение языком издавна считалось такой же естественной способностью человека, как способность есть, пить или ходить. Человек активно пользовался языком, даже не замечая его как нечто обыкновенное, привычное, не заслуживающее специального внимания. В мифологии крайне редко можно обнаружить рассказ о возникновении языка, так же как нет там упоминаний о возникновении ходьбы или бега как наиболее простых и «естественных» способностей человека. Между тем вопрос о происхождении языка весьма труден, ведь о каких бы языках ни шла речь, исследователи всегда имеют дело с давно сложившейся системой. Проблема происхождения языка сливается с проблемой происхождения человека и человеческого общества: она относится к первобытной истории человечества.

Существенный прогресс в исследовании генезиса языка происходит в связи с предложенным французским лингвистом Фердинандом де Соссюром (1857–1913) различением языка и речи. Это разделение становится одним из основоположений современной лингвистики. Согласно де Соссюру, язык носит по преимуществу социальный характер, тогда как речь обладает индивидуальной природой. Язык – это средство социальной коммуникации, речь – средство индивидуального самовыражения. Разделение языка и речи всегда неявно присутствовало в духовной традиции Европы, однако оно выражалось преимущественно в редукции либо речи к языку, либо языка к речи. Таковы две основные традиции, восходящие к античной культуре.

Платон, основоположник первой традиции, предлагал рассматривать язык как жесткую структуру, построенную на основании безусловной связи между словом и обозначаемым им предметом. Язык понимается им как набор слов, по самой своей «природе» намертво привязанных к определенным предметам как именно их – этих предметов – обозначения.

Эпикур, представитель второй традиции, предпочитал видеть в языке мягкую структуру, слишком сложную и многозначную, чтобы однозначно говорить о строгом соответствии между словом и вещью. С точки зрения Эпикура, язык служит не столько для обозначения вещей, сколько для выражения чувств и впечатлений, возникающих у человека по поводу этих вещей или событий, с ними связанных. Связь между предметом и словом имеет здесь не прямой, а опосредованный характер: сначала событие, потом возникающее по поводу этого события чувство, и лишь после – выражение этого чувства в звучащей речи.

Таким образом, если Платон делает акцент на языке, то Эпикур больше обращает внимание на речь.

В XX веке представления о «жесткой» структуре языка проявилось в философии логического позитивизма. «Мягкая» концепция получила развитие во взглядах самого де Соссюра, а также Джорджа Мура и Людвига Витгенштейна.

Происхождение языка

В обыденном сознании существует иллюзия, будто язык как знаковая система совершенно нейтрален по отношению к своему содержанию, которое может быть выражено в любой произвольной форме: в речи, письме, системе символов – вплоть до дорожных указателей. Это было бы так, если бы мысль возникала до языка и находила в нем не более чем средство внешнего выражения. В действительности связь между мышлением и языком гораздо более тесная. Эта связь становится особенно заметной при постановке вопроса о генезисе языка. Для того чтобы само появление языковой системы стало возможным, необходим определенный уровень развития голосового аппарата. Он должен обеспечивать следующие возможности:

† Язык – это не деятельность говорящего. Он представляет собой готовый продукт, над которым говорящий не властен. В этом отношении справедливым является замечание Сартра о том, что мы «являемся существами не столько говорящими, сколько говоримыми», т.е. язык «пользуется» нами не в меньшей мере, чем мы пользуемся языком. Он является внешним образованием по отношению к индивиду, который не может по своему произволу ни создать, ни изменять его. Язык существует только как результат молчаливого «соглашения» между членами языкового коллектива, в качестве определенного рода словаря, экземпляры которого находятся в пользовании у членов сообщества. Язык – это нечто имеющееся у каждого, по вместе с тем общее для всех, а потому неподконтрольное каждому, кто им обладает.

† Речь, напротив, – индивидуальный акт воли и разума каждого отдельного человека; сумма всего того, что говорят люди. Речь включает в себя: а) комбинации слов, зависящие от воли говорящих; б) акты фонации (озвучивания), также зависящие от воли говорящих. Следовательно, в речи, в отличие от языка, нет ничего коллективного: проявления ее индивидуальны и мгновенны. Поэтому речевая деятельность является неоднородной и наеквозь индивидуальной. Если язык не зависит от нашего произвола, то речь всегда произвольна и целиком находится в воле индивида.

Исторически речь предшествует языку: он и формируется, и развивается благодаря речи, поскольку языковые нормы устанавливаются и закрепляются в процессе речевого взаимодействия между людьми. Говоря с другими и слушая их, мы как бы заключаем соглашение о смысле и порядке связи слов в языке, устанавливая правила «языковой игры», которых и начинаем придерживаться, чтобы обеспечить взаимопонимание. Таким образом, язык выступает одновременно и как продукт, и как орудие речи.

Источник

Медицинские интернет-конференции

Аристанова Л.С., Араньязова Э.Р.

Резюме

Ключевые слова

Статья

Язык и сознание. Диалектика их взаимосвязи.

Аристанова Л.С., Араньязова Э.Р.

Научный руководитель: Кузнецова М.Н.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Язык и сознание. Диалектика их взаимосвязи.

Аристанова Л.С., Араньязова Э.Р.

Научный руководитель: Кузнецова М.Н.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

В философии понятия сознания и языка тесно связаны,
а это говорит о том, что узнать внутренний мир человека можно, проанализировав то,
что он говорит и как.

Язык так же древен, как и сознание. Язык во взаимосвязи с сознанием представляют органическое единство, не исключающее и противоречия между ними. Сущность языка обнаруживает себя в его функциях.

В начале 20 ст. возникает новое направление, называемое «философия языка», согласно которому сознание оказывает влияние на мировосприятие человека, на его речь и, следовательно, на общение
с окружающими. Основоположником этого течения считается философ Вильгельм Гумбольд.

Прежде всего, язык выступает как средство общения, передачи мыслей, т.е выполняет коммуникативную функцию. Мысль представляет собой идеальное отображение предмета и поэтому не может быть ни выражена, ни передана без материального обрамления. А в роли материальной, чувственной оболочки мысли и выступает слово как единство знака, звучания и значения, понятия. Речь представляет собой деятельность, сам процесс общения, обмена мыслями, чувствами и т.п., осуществляемый с помощью языка как средства общения.

Но язык не только средство общения, но и орудие мышления, средство выражения мыслей. Дело в том, что мысль, понятие лишены образности, и потому выразить и усвоить мысль — значит облечь ее в словесную форму. Даже тогда, когда мы мыслим про себя, мы мыслим, отливая мысль в языковые формы. Выполнение языком этой своей функции обеспечивается тем, что слово — это знак особого рода:
в нем, как правило, нет ничего, что напоминало бы о конкретных свойствах обозначаемой вещи,
явления, в силу чего оно и может выступать в роли знака — представителя целого класса сходных предметов, т.е. в роли знака понятия.

Читайте также:  Учитель сербского языка в москве

Наконец, язык выполняет роль инструмента, накопления знаний, развития сознания. В языковых формах наши представления, чувства и мысли приобретают материальное бытие и благодаря этому могут стать и становятся достоянием других людей. Через речь осуществляется мощное воздействие одних людей на других. Эта роль языка видна в процессе обучения в том значении, которое в наши дни приобрели средства массовой информации. Вместе с тем успехи в познании мира, накопление знаний ведут к обогащению языка, его словарного запаса. С возникновением письменности знания и опыт закрепляются в рукописях, книгах и становятся общественным достоянием.

Языку присущи следующие функции:

Можно выделить следующие виды речи:

Слово, как единица языка, имеет внешнезвуковую (фонетическую) и внутреннесмысловую (семантическую) стороны. Среди неязыковых знаков выделяют знаки-копии (отпечатки), знаки-признаки, знаки-сигналы, знаки-символы. Различают также специализированные (системы символов в математике, физике, химии, лингвистике) и неспециализированные языки (эсперанто). В процессе исторического развития языка сформировался язык науки, отличающийся точностью, строгостью, однозначностью понятий, что способствует точности, ясности формулировок. В социально-гуманитарном познании использование искусственного языка затруднительно.

Изучая воздействие языка на мышление, можно сказать, что как язык вызывается мышлением, так и мышление развивается через язык. Именно обратным воздействием языка на мышление можно объяснить возникновение первых слов у ребенка, как результат проснувшейся языковой способности, которая, действуя в ребенке, побуждает его через называние предметов к различению объективного и субъективного, окружающего мира и себя как индивидуума, что находит свое выражение в произнесении местоимения «я».

Возникая и развиваясь в обществе, в процессе общения людей между собой, язык представляет собой объективное явление. Это значит, что, будучи продуктом, созданным обществом, язык существует независимо от отдельных людей. Каждое поколение застает язык уже выработанным предшествующими поколениями и овладевает им, т. е. учится пользоваться им в общении.

Люди воспринимают слова языка так же, как и другие явления окружающей их действительности, т. е. как раздражители, воздействующие на органы чувств. Однако особенность явлений языка заключается в том, что они передают закрепленное в звуках отражение людьми других явлений, результаты познания действительности. Существуя в виде материальных явлений — звуков речи или письменного их изображения, — явления языка в то же время передают знания, понятия, мысли людей, т. е. воплощают в себе явления идеальные, явления общественного сознания.

В процессе развития труда и трудовых общественных связей людей друг с другом вместе с языком возникает, следовательно, особая форма отражения людьми действительности — их сознание.

Необходимо различать общественное и индивидуальное сознание.

К явлениям общественного сознания принадлежат создаваемые обществом знания о природе, обществе,
о человеческом мышлении. Индивидуальное сознание — это высшая форма отражения действительности отдельным человеком, членом общества.

Общественное сознание возникает вместе с формированием этой новой, высшей формы психического отражения действительности отдельных людей, членов общества.

Таким образом, сознание и язык органически связаны друг с другом. Но единство языка и мышления не означает их тождества. Действительно, мысль, понятие как значение слова есть отражение объективной реальности, а слово как знак — средство выражения и закрепления мысли, средство и передачи ее другим людям. К этому следует добавить, что мышление по своим логическим законам и формам интернационально, а язык по его грамматическому строю и словарному составу — национален.
Наконец, отсутствие тождества языка и мышления просматривается и в том, что порой мы понимаем все слова, а мысль, выраженная с их помощью, остается для нас недоступной, не говоря уже о том, что в одно и то же словесное выражение люди с различным жизненным опытом вкладывают далеко не одинаковое смысловое содержание.

Источник

Сознание и язык

Для фиксации познания, его передачи и общения человеку необходимо слово, речь. Непосредственное отношение животного к действительности на основе действия 1-ой сигнальной системы сменяется опосредованным: материальной формой такого опосредованного отражения выступает слово. Как на основе орудийной деяельности человека удваивается мир, так на основе языковых знаков удваивается отражение. Это значит, что непосредственно с 1-ой сигнальной системой вступает в действие в действие 2-ая сигнальная система. Слово выступает наряду с непосредственным сигналом опосредованным сигналом отражения, так как человек реагирует не на звучание слова, а на его значение.

Слово имеет сложную структуру. Оно служит заменителем предмета: слово предмет обозначает. Это обозначение выражает значение слова, его идеальный смысл.

Знак является материальным заменителем предмета; он служит для получения, хранения и передачи информации. Знак есть чувственно-воспринимаемое обозначение предмета. Между знаком и предметом никакого сходства нет (такое сходство было в пиктографическом письме). Есть небольшое количество звукоподражательных слов, например кукушка, где знак и предмет образуют некоторое единство.

Значение (смысл) слова есть идеальный образ предмета, получающий затем материальное выражение в знаке. Между знаком и значением существует отношение выразительности. Знак выражает значение, а значение выражается в знаке.

Мышление всегда является умственной деятельностью на каком-либо языке. Если бы разумное существо с другой планеты посетило Землю и описало бы все языки, то оно не могло бы не приметить их удивительное сходство по логической структуре, определяемого строем единого земного мышления (субъект, предикат суждения, понятие, суждение, умозаключение). Но вместе с тем эти единые нормы мышления осуществляются различными языковыми способами. Каждый национальный язык обладает структурной и смысловой спецификой. Поэтому неверной является точка зрения, предполагающая, что люди, говорящие на разных языках, по-разному мыслят. Если бы это было так, то невозможен был бы перевод с одного языка на другой.

Сознание и язык представляют собой такое единство, в котором определяющей стороной является сознание. Будучи отражением действительности, оно «лепит» формы и диктует законы своего речевого бытия. Сознание всегда есть знаково выраженное отражение. Где нет языка, там нет и отражения. Осуществляя речевую деятельность, человек мыслит,; мысля, осуществляет речевую деятельность. Когда ум хорошо овладел мыслью, то она выходит оформленной в слове, как Минерва из головы Юпитера в доспехах.

Итак, суммируя наиболее существенные особенности сознания, рассмотренные нами, можно дать ряд определений сознания в каждом из которых отраженa та или иная особенность сознания.

1) Продукт общественно-трудовой деятельности;

2) Целенаправленное отражение.

3) Опережающее отражение.

4) Творчески активный характер сознания.

5) Субъективный образ объективного мира.

6) Идеальный образ материального мира.

7) Продукт развития материи; свойство

высокоорганизованной материи; функция мозга, действующего на

основе потребностей человека.

8) Сознание материализовано в языке.

Таким образом, рассмотрев альтернативные взгляды на природу сознания, мы подробно остановились на распространенной в современной отечественной философии концепции сознания как атрибута деятельного человека. Есть основания предполагать, что в условиях мировоззренческого плюрализма на основе дальнейшего развития науки произойдет обогащение наших представлений о сущности сознания.

3. Выготский Л.С. Мышление и речь // Избранные психологические исследования. _ М.: Изд-во АПН, 1956.

5. Планк М. Религия и естествознание // Вопросы философии, 1990. N 8.

8. Соловьев Вл.С. Лекции по истории философии // Вопросы философии. 1989. N 6.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Язык и сознание, язык и мышление

Термины «сознание» и «мышле­ние» неоднозначны. Что мы называем сознанием? Если оставить в стороне значение этого термина ‘система взглядов, убеждений, миро­понимание’, то можно использовать два значения: 1) ‘способность человека отображать действительность в форме мыслей, чувств и волевых состояний’, 2) ‘процесс отображения действительности в форме мыслей, чувств и волевых состояний’. Но ведь это не совсем те значения, какие мы обычно вкладываем в термин «мышление», которым обозначаем:. 1) ‘способность отображать действительность в форме понятий, суждений и умозаключений’, 2) ‘процесс отображения жизни в этих формах’. Получается, что мышление — это главная составная часть, но все же лишь часть сознания.

Языкознание утверждает единство языка и мышления и вместе с тем отсутствие их тождества. Нет слова, сочетания слов, пред­ложения, которые не выражали бы какого-либо понятия, какой-либо мысли. Конечно, можно представить себе комплекс звуков, лишен­ный значения, смысла, например илынчак. Но ведь такой комплекс звуков нельзя назвать словом, это просто бессмысленный, искусст­венный набор звуков. Однако единство языка и мышления, неразрывность и своеобраз­ная слитность их существования еще не означают их тождества. В этом проявляется диалектика взаимоотношений языка и мысли, слова н понятия, предложения и суждения. Язык все же не есть мысль. Язык — материальная, практическая сторона сознания, в частности мышления.

Язык материален в том смысле, что все его единицы (слова, со­четания слов, морфемы и т. д.) облечены в звуки. Мышление же как свойство особым образом организованной материи — мозга — иде­ально, хотя и зависимо от своего материального носителя и источ­ника. Мысль не имеет свойств (или, употребляя философский термин, атрибутов) материи — массы, протяженности, вкуса, запаха, плот­ности и т. п. Уже это одно обстоятельство — материальность языка и идеальность мысли — не позволяет отождествлять их. Кроме того, строение и законы развития мысли и языка неодинаковы. Составными частями мысли являются, как известно, понятия, суждения и умо­заключения. Язык же состоит из звуков, слов, словосочетаний, и пред­ложений; строение предложения и строение мысли не только не тож­дественны, но даже не всегда соответствуют одно другому.

Читайте также:  Язык должен быть доступным

Вернемся теперь к вопросу о функциях языка по отношению к мышлению. Одна из этих функций очевидна: язык выражает наши мысли и обеспечивает таким образом возможность постоянного об­мена мыслями между членами коллектива. Но язык по отношению к словесному мышлению выполняет еще одну, чрезвычайно важную функцию: он непосредственно участвует в самом формировании мысли. Язык не только средство выражения мысли, но и орудие формиро­вания ее.

Нам иногда кажется, что мысли могут возникать у человека «сами по себе», вне связи с «материей», например, тогда, когда мы думаем «про себя». В действительности же осуществившаяся мысль или состав­ная ее часть опирается на «материю» — обычно на язык, на слова или их сочетания. И всякий раз, когда появляется оформившаяся, ясная нам самим мысль, она оказывается связанной со словом, сочетанием слов, хотя слова и не были произнесены, а лишь «представлены». Ведь то, что мы привыкли называть словом, —сложный комплекс физиологических работ: слово мы слышим — и возникает его слуховое, акустическое представление; слово мы произносим — и появляется его двигательное представление; слово мы читаем — и возникает зритель­ное его представление. И вот когда мы думаем «про себя», мы исполь­зуем те или иные представления слова, в частности речедвигательные. Нередко эти представления связаны с зачаточными движениями органов речи; есть люди, которые читают про себя, шевеля губами (специаль­ными аппаратами точно можно установить, что всем людям свойственно использовать такие движения в процессе думания).

Человек, в со­вершенстве владеющий несколькими языками, всегда знает, на ка­ком из языков он думает; это лишний раз свидетельствует о том, что мышление человека осуществляется в связи с языком и на его основе. Реальность мысли проявляется в языке.

Конечно, если мы начнем рассматривать процессы мышления у людей, лишенных речи (глухонемых или слепоглухонемых), мы столк­немся со многими сложными для объяснения фактами. Ясно, что у таких людей обычный человеческий язык не может непосредственно участвовать в формировании мысли. В таких случаях его замещает специальный, искусственный язык, однако этот язык, опирающийся на зрительные и осязательные ощущения, оказывается не чем иным, как особым заменителем языка нормальных людей, т. е. того языка, которым пользуется окружающий больного коллектив. Только в коллективе глухонемой или слепоглухонемой учится думать и «го­ворить» на своем особом языке, который не мог бы служить средством общения, если бы не опирался на естественный, звуковой язык нор­мальных людей.

Будучи орудием закрепления, передачи и хранения информации, язык тесно связан с мышлением, со всей духовной деятельностью людей, направленной на познание объективно существующего мира, на его отображение (моделирование) в человеческом сознании. Вместе с тем, образуя теснейшее диалектическое единство, язык и мышление не составляют, однако, тождества: они разные, хотя и взаимосвязанные явления, их области пересекаются, но не совпадают полностью. Так же как и общение, мышление может быть вербальным и невербальным.

Н е в е р б а л ь н о е м ы ш л е н и е осуществляется с помощью наглядно-чувственных образов, возникающих в результате восприятия впечатлений действительности и затем сохраняемых памятью и воссоздаваемых воображением. Невербальное мышление представлено в той или иной степени уже у некоторых животных, и именно это обеспечивает животному правильную ориентировку в ситуации и принятие целесообразного решения. Высокоразвитые формы невербального мышления (в сочетании с мышлением вербальным) находим у человека. Так, невербальной является мыслительная деятельность при решении творческих задач технического характера (например, связанных с пространственной координацией и движением частей механизма). Решение подобных задач обычно не протекает в форме внутренней (и тем более внешней) речи. Это – особое «техническое», или «инженерное», мышление. Близко к этому мышление шахматиста. Особый тип наглядно-образного мышления характерен для творчества живописца, скульптора, композитора.

В е р б а л ь н о е м ы ш л е н и е оперирует понятиями, закрепленными в словах, суждениями, умозаключениями; анализирует и обобщает, строит гипотезы и теории. Оно протекает в формах, установившихся в языке, т.е. осуществляется в процессах внутренней или (при «размышлении вслух») внешней речи. Можно сказать, что язык определенным образом организует знания человека о мире, расчленяет и закрепляет эти знания и передает их последующим поколениям. Понятийное мышление может опираться и на вторичные, искусственные языки, на построенные человеком специальные системы общения. Так, математик или физик оперирует понятиями, закрепленными в условных символах, мыслит не словами, а формулами и с помощью формул добывает новое знание.

Чрезвычайная сложность структуры человеческого мышления подтверждается и современными данными о работе головного мозга человека. Принципиальная особенность нашего мозга состоит в так называемой ф у н к ц и о н а л ь н о й а с и м м е т р и и, т.е. в определенной специализации функции левого и правого полушарий. У большинства людей в левом полушарии расположены зоны порождения и восприятия речи, так называемые зоны Брок`а и В`ернике, таким образом, левое полушарие является «речевым», а тем самым, обычно, и «доминантным» (т.е. «главенствующим»); точнее, оно ответственно за логико-грамматическую расчлененность и связность нашей речи, за ее форму, а также, по-видимому, и за абстрактную лексику, короче – за аналитическое, абстрактное мышление. При а ф а з и я х (нарушениях речи), обусловленных травмами левого полушария, речь теряет грамматическую правильность и плавность (причем по-разному, в зависимости от того, какие участки коры поражены – лобновисочные или задневисочные). В противоположность левому правое полушарие теснее связано с наглядно-образным мышлением, со зрительными, пространственными, звуковыми или иными образами,

а специально в области языка – с предметными значениями слов, особенно конкретных существительных. Оно характеризуется нерасчлененным, но зато и более целостным восприятием мира и является источником интуиции. При заболеваниях и травмах, поражающих правое полушарие, грамматическая правильность высказываний может сохраняться, но речь становится бессмысленной. Интересно, что в детском возрасте асимметрия мозга еще не проведена полностью и в случае частичного поражения того или иного участка коры головного мозга другие участки могут взять на себя его функции. Вообще в норме оба полушария работают в непрерывном контакте друг с другом, совместной работой обеспечивая все поведение человека, его мышление и речь.

Язык связан со всей психической деятельностью человека, т.е. не только с мыслью, но также с чувством и волей. В частности, у ребенка первые проявления речи направлены не столько на осуществление познавательной деятельности, сколько на выражение волевых побуждений и требований, обращенных к окружающим (доминирует апеллятивная функция). Можно сказать, что на раннем этапе младенчества развитие речи и интеллектуальное развитие еще мало связаны друг с другом. Но постепенно обе линии развития объединяются, и примерно с двухлетнего возраста язык становится важнейшим средством формирования мысли ребенка и его приобщения к опыту взрослых.

Философия признает единство языка и мышления, языка и сознания. Однако язык не следует отождествлять с сознанием людей.

Функция языка

В конкретных высказываниях частные функции языка обычно выступают в разнообразных сочетаниях друг с другом. Высказывание, как правило, многофункционально. Яркая экспрессия может быть и в побудительном предложении, и в вопросе, и в формуле приветствия, и при констатации факта, и при объяснении слова, оказавшегося непонятным; предложение, повествовательное по форме (например, Уже поздно), может содержать скрытое побуждение, т.е. выполнять апеллятивную функцию.

Функция общения людей – основная для языка, но не единственная. Язык выполняет функцию обозначающего отображения, моделирования действительности (предметов и явлений объективного мира) и функцию выражения и формирования работающего мышления и сознания человека.

С коммуникативной функцией языка неразрывно связана вторая его центральная функция – м ы с л е о б р а з у ю щ а я. Имея в виду эту функцию, крупнейший языковед- мыслитель первой половины XIX в. Вильгельм Гумбольдт (1767 – 1835) назвал язык «образующим органом мысли». Органическое единство двух центральных функций языка и непрерывность его существования в обществе делают язык хранителем и сокровищницей общественно-исторического опыта поколений. Язык не только средство передачи «готовой мысли», но и средство самого формирования мысли. Как говорил выдающийся психолог Л.С. Выготский (1896 – 1934), мысль не просто выражается в слове, но и совершается в слове. Язык служит средством выражения наших мыслей и чувств, следовательно выполняет функцию выражения деятельности мысли.

Роль язык в жизни общества

Все основные функции языка говорят о том, что язык — явление общенарод­ное. Все люди независимо от их принадлежности к отдельным клас­сам и социальным или профессиональным группам нуждаются в об­щении. Даже представители прямо противоположных общественных классов (рабовладельцы и рабы, помещики и крепостные, капита­листы и пролетарии) должны общаться друг с другом, в противном случае невозможно нормальное развитие общественного производ­ства.

Функция отражающего обозначения предметов и явлений дейст­вительности также нужна всем людям независимо от их социального или профессионального положения.

Общенародной является и функция выражения и формирования мысли: все люди нуждаются в том, чтобы думать и выражать то, что они думают. Вследствие общенародности основных функций языка общена­родной оказывается и его структура, во всяком случае ее важнейшие составные части и единицы. Основные наиболее необходимые в про­цессе общения слова известны всем и применяются всеми. Способы и средства построения слов, их изменения и связывания в предложе­ния также всеобщи. Всем принадлежат и всеми одинаково исполь­зуются и звуки.

Читайте также:  Русский европейский язык или нет

Не может, таким образом, быть сомнения в том, что язык по свое­му характеру общенароден и народ является творцом и носителем языка. Язык служит всем, он безразличен к делению общества на классы, социальные и профессиональные группы. Однако такое ут­верждение справедливо лишь по отношению к языку в целом. Оно не может означать, что в языке не существует никаких явлений, свой­ственных по преимуществу той или иной социально или профессио­нально ограниченной среде. Например, такие слова, как бонжур, бон-тон, декольте,, комильфо, употреблялись в XIX в. в России преимущественно, если не исключительно, в дворянской среде; они были социально ограничены в своем использовании. Слова бином, диффе­ренциал, интеграл, коэффициент, полиэдр профессионально ограни­чены, они применяются свободно лишь в сравнительно узком кругу

специалистов — математиков, физиков и инженеров. Конечно, такие социально или профессионально ограниченные ряды слов и других средств языка не нарушают его общенародного характера. Они интересны как показатели известного воздействия, оказываемого на язык различными классами, социальными и профессиональными группами людей. I

Люди различных классов и профессий, помимо общих для всех потребностей в языке как средстве общения, предъявляют к языку еще свои, особые, классовые или профессиональные, групповые за­просы. Эти запросы объясняются различиями условий жизни, труда и быта разных классов и профессий. Особые запросы в известной мере объясняются и несовпадением идеологических, моральных и эстети­ческих взглядов на выражаемые языком значения.

Вспомним в связи с этим известное письмо Н. М. Карамзина к баснописцу И. И. Дмитриеву, в котором он высказывает свое отно­шение к словам пичужечка и парень. Первое слово для писателя «при­ятно», второе — «отвратительно». В связи с первым Карамзин пред­ставляет себе сентиментально-идиллическую картину: летний день, луг с цветочками, «покойного селянина», взирающего умильно на пташечку, и т. д. Второе слово вызывает в сознании Карамзина не­приятные для него ассоциации: «дебелого мужика, который чешется неблагопристойным образом или вытирает рукавом мокрые усы свои, говоря: ай, парень! что за квас!»1 Очевидно, что морально-эстетичес­кие дворянские вкусы Карамзина

отразились на выборе им и при­менении русских слов и фраз. Язык Карамзина был правилен и чист, но беден в сравнении с поразительным богатством живой русской речи. Так классовая точка зрения отразилась в языке писателя.

Значит, известное воздействие классов и профессий на язык выра­жается прежде всего в том, что представители этих классов и про­фессий выделяют в речи одни слова и затеняют другие. Кроме того, отдельные общественные группы людей могут, хотя бы временно, привносить в язык свои, узкогрупповые слова, особенности произ­ношения и т. д. Так, русское дворянство в конце XVIII —начале XIX в. усиленно развивало «французско-нижегородский жаргон», не раз высмеянный в произведениях Н. И. Новикова, И. А. Крылова, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя. Существовали жаргоны чиновников, купцов, учащихся семинарии («бурсаков») и т. д.

Что касается отдельных людей, то их влияние на язык, разумеет­ся, еще меньше, чем влияние классов и профессий. Однако есть ис­торические примеры очень заметного воздействия личности на состо­яние языка всего народа.

Мы считаем А. С. Пушкина основоположником современного рус­ского литературного языка. Пушкина иногда называют даже созда­телем нашего языка. Можно подумать, что великий русский поэт действительно создал множество новых слов, изменил конструкцию русских предложений и т. д. Ничего подобного, оказывается, не было. Едва ли наберется пять слов, созданных Пушкиным (вспомним, что В. Маяковским были созданы десятки новых слов.) Дело в том, что один человек, даже с дарованием Пушкина, не может ни создать, ни пересоздать язык своего народа. Но он может сделать очень мно­го, а именно выявить и показать скрытые в языке возможности. Это и сделал Пушкин применительно к русскому языку 20—30-х го­дов XIX столетия. Поняв новые требования общества к языку, опи­раясь на народную речь и речь литераторов —своих предшественни­ков и современников, великий поэт пересмотрел приемы и способы использования языка в литературных произведениях, и язык забли­стал новыми, неожиданными красками. Речь Пушкина стала образ­цовой и благодаря литературному и общественному авторитету поэта была признана нормой, примером для подражания. Это обстоятель­ство серьезно сказалось на развитии нашего литературного языка в XIX—XX вв.

Надо ясно понимать, что переворот, который совершен Пушкиным в области литературной речи, был подготовлен историей русского народа, русской нации, русского народного и литературного языка. И дело, конечно, не в одной гениальности Пушкина, а в историчес­ком соединении назревших условий языкового развития в обществе и имевшихся у гениального поэта возможностей удовлетворить их.

Общественное значение языка. Язык создается и развивается обществом, народом лишь потому, что потребность общения постоянно сопутствует труду и всей жизни людей и ее удовлетворение оказы­вается необходимым. Поэтому язык как средство общения был и всег­да остается постоянным участником развития всех без исключения сторон жизни и деятельности коллектива. Объединение людей в пле­мена, народности и затем в нации, связанное с развитием производ­ства и экономической жизни коллектива, происходило при ближай­шем и обязательном участии языка.

Трудовая деятельность людей осуществляется при обязательном участии языка. Для овладения знаниями и техническим опытом нужна глубокая и на­пряженная работа мысли. Понятно, что ни овладение знаниями и опытом, ни работа мысли невозможны без применения языка, позво­ляющего читать книги, слушать лекции, беседовать с преподавате­лями и коллегами, обмениваться советами, прокладывать силой мыс­ли новые пути в науке и технике. Еще очевиднее роль языка в развитии различных сторон духовной жизни народа. Достижения народа, нации в развитии науки, худо­жественной литературы и других областей духовной культуры осу­ществляются при прямом участии родного языка и выражаются в нем. Вот почему каждый народ стремится, развивая свою национальную культуру, поддерживать и улучшать свой национальный язык.

Чрезвычайно ответственна роль языка в воспитательной и обра­зовательной деятельности общества. Непрерывная передача опыта, трудовое воспитание молодого поколения осуществляются при по­мощи языка. Глубоко прав был К. Д. Ушинский, сказав, что родное слово есть основа всякого умственного развития и сокро­вищница всех знаний. Ему же принадлежат мысли о громадном вос­питательном значении родного языка: «в языке одухотворяется весь народ и вся его родина», в нем «отражается не одна природа родной страны, но и вся история духовной жизни народа».

Понимая неразрывное единство языка и мысли, связь языка с миром человеческих чувств и настроений, мы можем верно предста­вить себе значение языка в развитии человеческого сознания. Исто­рически взаимосвязаны и взаимодействуют процессы трудовой, мысли­тельной и речевой деятельности коллектива; труд, создав человека, человеческую мысль и речь, взаимодействует с ними и зависит от них.

В жизни коллектива и отдельных людей роль языка очень велика. Язык участвует в формировании племен, народностей, наций. Он необходим во всех областях труда и быта людей. Он активно влияет на развитие и состояние науки, образования, художественной литературы и т.д.

Основная функция языка позволяет понять, почему язык принадлежит всему народу, хотя и может испытывать воздействие отдельных социальных слоев, профессиональных групп людей. Отдельная личность, даже очень одаренная, не может изменить язык народа, хотя и может оказать заметное влияние на речь тех или иных слоев общества. Отдельные гениальные писатели (например, А.С.Пушкин) могут выявить в языке его новые (лучшие по сравнению с уже известными) коммуникативные возможности, могут тем самым повлиять на социальные представления о языке и его применении в речи.

Язык взаимодействует с трудом и духовной жизнью людей и исторически получает сложное строение (устройство). В языке формируются фонетика, лексика (словарный состав), словообразование, грамматика (морфология и синтаксис), стили. В соответствии с таким «устройством» языка и наука о нем различает фенологию, лексикологию, словообразование, грамматику, стилистику (стилелогию), семасиологию (учение о значениях, о семантике языковых знаков).

Тема 3. Язык – система знаков. Знак. Типы знаков. Свойства знаков. Языковой знак. Основные свойства языкового знака. Язык, языковая система. Речевая деятельность, речь. Сходства и различи между языком и искусственными знаковыми системами.

Язык – система знаков

Язык является одной из большого множества разнообразных знаковых систем, которыми люди пользуются в целях коммуни­кации, передавая сообщения о каких-то ситуациях в мире, о сво­их мыслях, чувствах, переживаниях, оценках, планах, целях, на­мерениях, делясь со своими собеседниками информацией о ре­зультатах познавательной деятельности.

Знак. Типы знаков

Знаки, из которых строятся сообщения, выполняют роль но­сителей определённых смысловых содержаний (значений). Именно благодаря им оказывается возможным кодирование пе­редаваемой в сообщениях информации и реализация коммуника­тивных актов.

Знаки как бы замещают предметы, на которые они указыва­ют и которые они называют. Такое замещение в жизни людей имеет место довольно часто, так что поневоле может сложиться впечатление, что люди живут не только и не столько в мире ве­щей, сколько в мире знаков.

Примерами относительно простых систем могут служить железнодорожный семафор, светофоры разных типов, дорожные знаки, информирующие водителей о тех или иных особенностях предстоящего отрезка пути либо предписывающие или запрещающие выполнение каких-то действий.

Свойства знаков

Основные свойства всякого знака заключаются в следую­щем:

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector