Японский и корейский родственные языки

Что общего у японского языка с корейским

Если у вас есть опыт изучения корейского и/или японского, то, возможно, вы заметили сходства этих двух языков. Тем не менее это два совершенно разных языка со своими уникальными характерными чертами. В этой статье мы предлагаем вам узнать, чем же они так похожи и в чём всё-таки отличаются.

Сходство №1: синтаксис

Сходство №2: частицы

Если в русском и, например, английском языке частицы ставятся перед словом, к которому относятся (Я пошёл в магазин), то в японском и корейском они ставятся после.

Например, в корейском языке нашему предлогу «в» соответствует частица 에 («e»), и предложение «Я пошёл в магазин» будет звучать: 저는 가게 갔어요 («jeo-neun ga-ge-e ga-sseo-yo»), что дословно переводится, как «Я магазин в пошёл».

В японском языке то же предложение будет: 私は店行きました («watashi-wa mise-ni ikimashita»).

Сходство №3: лексика

Лексика, пожалуй, является основной причиной, по которой люди думают, что японский и корейский похожи. Настолько сходное произношение слов.

약속 («yak-sok») и 約束 («yaku-soku») – обещание;

관계 («gwan-gye») и 関係 («kan-kei») – отношения;

인간 («in-gan») и 人間 («nin-gen») – человек;

미래 («mi-lae») и 未来 («mi-rai») – будущее;

묵시록 («mug-si-log») и 黙示録 («moku-shi-roku») – апокалипсис

Такое сходство вполне объяснимо. Дело в том, что оба языка, корейский и японский, давным-давно заимствовали лексику из китайского языка. Со временем звучание китайских слов стало отличаться от того, как их произносили в корейском и японском из-за фонетических особенностей языков. Некоторые слова, такие как «обещание», звучат похоже, а некоторые совсем по-разному, несмотря на то, что их корни произрастают из китайского языка.

Давным-давно, чтобы получить образование в Корее, человек должен был уметь читать и писать. Однако, до XV века, до создания азбуки 한글 («хангыль»), в корейском языке не было собственной системы письма. Поэтому корейцы просто учились китайскому письму и чтению, потому что географически Китай и Корея всё-таки «соседи», и письменность у китайцев к тому времени уже полностью сформировалась.

В Японии также до появление каны писали по-китайски.

Сейчас около 60% всех слов в японском и корейском языках – это схожие заимствования из китайского языка.

Однако это вовсе не означает, что японский или корейский языки как-то связаны с китайским. Также, это не означает, что японский и корейский языки связаны между собой. Однако стоит помнить, что Китай, Корея и Япония близкие соседи, поэтому влияние на историю, культуру друг друга и словарный запас языков можно назвать естественным процессом.

Теперь поговорим о различиях.

Японский и корейский языки отличаются фонетически. В корейском много звуков, которых нет в японском. Такие звуки состоят только из гласных, например, 어 («eo») и 의 («ui»); или из двойных согласных: ㅆ («ss») или ㅃ («bb»). А также есть слоги, которые оканчиваются на согласную, например, 뷁 («bwek»).

В японском языке тоже много звуков, которых нет в корейском. Например: つ («tsu»), звуки, начинающиеся на «г», то есть, が («ga»), ぎ («gi»), ぐ («gu»), げ («ge»), ご («go»), а также звуки на «дз» – ざ («za»), ず («zu»), ぜ («ze»), и ぞ («zo»).

Различие №2: частицы

Несмотря на то что частицы в японском и корейском языках кажутся похожими, каждая из них может использоваться по-разному и часто не аналогична другой.

Например, корейская частица (으)로 («[eu]-ro») может использоваться в качестве предлога «в», когда мы говорим про направление. То есть, предложение «Я пошёл в школу» может звучать, как 저는 학교 갔어요 («jeo-neun hak-gyo-ro ga-sseo-yo»).

В японском языке, чтобы показать направление, используется へ («e») или に («ni»). То же предложение про школу можно сказать: 私は学校へ(に)行きました (« watashi-wa gakkou-e(ni) ikimashita»).

Тем не менее, в корейском языке (으)로 («[eu]-ro») может также быть эквивалентом нашего творительного падежа. Например, предложение «Я писал (чем?) карандашом» в корейском будет звучать: 저는 연필 썼어요 («jeo-neun nyeon-pil-lo sseo-sseo-yo»).

Однако в японском языке с へ («e») или に («ni») так же поступить нельзя. То есть для выражения творительного падежа будет использоваться で («de»), и предложение «Я писал карандашом» на японском будет звучать, как: 私は鉛筆書きました («watashi-wa enpitsu-de kakimashita»).

Различие №3: родная лексика

Под «родной лексикой» подразумеваются исконно японские или исконно корейские слова.

Если допустить, что оба эти языка похожи, то именно в этом пласте лексики стоит искать сходства. Ведь, если бы корейский с японским были похожи, можно было бы найти какие-нибудь схожие исконные слова, существовавшие до того времени, как оба языка заимствовали лексику из китайского.

Однако в этом слое лексики никаких значимых сходств нет. Лингвисты нашли лишь несколько слов с похожим звучанием, но этого недостаточно, чтобы сказать, что оба языка могли быть связаны между собой даже очень-очень давно.

На самом деле, между двумя любыми языками можно найти похожие по звучанию слова. Их называют «ложными родственниками» – словами, которые звучат одинаково, имеют одинаковое значение, но исторически никак не связаны друг с другом. К примеру японское слово 起こる («okoru»), которое означает «происходить» созвучно с английским «occur».

Стоит отметить, что, хотя японский и корейский довольно близки, на данный момент нет никаких доказательств, подтверждающих их прямое родство. Однако обе страны долгое время влияли на культуру и историю друг друга. В особенности с конца XIX века до конца Второй мировой войны, когда Корея была оккупирована Японией. Именно в этот период в корейском языке появились слова, которые в то время использовались в японском, например, «телефон» – 전화 («jeon-hwa») (яп. 電話 «den-wa»). Даже слово 빵 («bbang»), означающее «хлеб», пришло из португальского языка («pao») через японский, где оно звучит, как パン («pan»).

Читайте также:  Спряжение глагола laver французском языке

Таким образом, несмотря на огромное влияние на историю и культуру своего соседа, на языковом уровне Япония и Корея в корне отличаются друг от друга, поэтому корейский с японским являются «ложными родственниками».

Источник

gengo-chan

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Вы здесь » gengo-chan » Алтайские языки » типологическое доказательство родства японского и корейского

типологическое доказательство родства японского и корейского

Сообщений 1 страница 4 из 4

Поделиться12011-10-01 14:31:15

Типологические доказательства родства японского и корейского языков. Предварительное сообщение

Постановка проблемы

В настоящее время имеется немало работ на тему доказательства родства японского и корейского языков, а также на тему доказательства родства японского языка и различных языков алтайской семьи. Наиболее значимые авторы – Старостин, Мураяма, Хаттори.
Однако, в данный момент моя задача состоит не в том, чтобы заниматься историографией.
Следует отметить, что доказательства родства японского и корейского языков, по большей части строились на основе достаточно туманных фонологических и лексических методов.
Собственно, в общих чертах, метод состоял в следующем: делалась реконструкция праяпонской фонологической системы и реконструкция пракорейской/праалтайской фонологической системы. Затем сравнивалась лексика из т.н. «базового словаря» обоих языков, реконструированная при помощи реконструкции фонологических систем. После сравнения реконструированной «базовой» лексики обоих языков делался вывод, что процент сходных лексем достаточен для того, чтобы можно было утверждать, что праяпонский и пракорейский – языки родственные, а следовательно и современный японский родственен современному корейскому.
Этот метод нельзя признать удачным в силу следующих соображений:
1) лексика и фонология – намного менее устойчивые уровни языка, чем уровень структурно-морфологический, поэтому решение проблемы «могут ли данные языки X и Y быть родственными языками» всегда следует начинать с ответа на вопрос: «а сходны ли данные языки структурно?», переходить к сравнению лексики и фонологических систем можно только после того как будет получен утвердительный ответ на данный вопрос; к сожалению, ни Старостин, ни Мураяма, ни Хаттори ни кто либо другой из алтаистики не задавался и, насколько мне известно, никогда не задается таким вопросом;
2) реконструкция фонологической системы праяпонского/пракорейского языка – это система с трудом поддающаяся верификации, она, по большей части, лежит вне поля лингвистической науки; нельзя ручаться, что в праяпонском действовали именно такие фонетические законы, поскольку фонетические законы, вообще говоря, действуют внутри групп и семей языков, и не являются всеобщими ;
3) рассматриваемые данные очень часто не представляли собой никакой системы; зачастую создается такое впечатление, что автор той или иной работы, поскольку много лет имел дело и с японским и с корейским языком, интуитивно чувствует их родство и пытается путем некоего «шаманского камлания» передать свое интуитивное убеждение читателям;
4) кроме того, особенно следует отметить, что ни в одной работе, посвященной данной проблеме ничего не говорилось о методологии исследования, поэтому зачастую складывается впечатление, что никакой методологии не было вовсе.
Таким образом, признавая правильным общее направление алтаистических штудий, а также признавая безусловную ценность отдельных фактологических открытий, я, тем не менее, утверждаю, что проблема родства японского и корейского, а шире японского и языков алтайской семьи, пока еще не решена до конца, не раскрыта и не стала достоянием широкой общественности, то есть, иными словами, вопрос «является ли японский и корейский родственными языками?» рассматривается мной как открытый.

Типологический метод

В статье «Против неоностратики или еще раз о типологической характеристике и генетической принадлежности языка айну» http://www.icrap.org/ru/akulov-11-1.html мной был подробно описан метод, позволяющий быстро определить являются ли рассматриваемые языки родственными.

Если говорить кратко, то метод состоит из трех этапов:
1) сравнение дистрибуции техник соединения морфем
2) сравнение линейной модели словоформы
3) сравнение глагольной парадигмы

Сравнительный анализ глагольных парадигм также в свою очередь предполагает несколько пунктов, однако, поскольку, при сравнении разных языков следует обращать внимание на совершенно разные моменты глагольной структуры, то в настоящее время мне пока не представляется возможным выработать такие общие рекомендации для сравнения глагольных парадигм, чтобы они были бы релевантными для абсолютно любых языков. Сравнивая конкретные языки следует учитывать специфику конкретного языкового материала и вырабатывать параметры сравнения ad hoc.

Единственная общая рекомендация – это то, что следует обращать внимание на то, что именно выражается в глаголе (лицо, время, вид, залог) и как именно оно выражается, т.е. какое материальное проявление имеют те свойства, которыми обладает глагол в данном языке.

3. Сравнение глагола.

И в японском и в корейском глаголы не изменяются по лицам и числам

Сравнение словарной формы глагола:

Источник

Однако совсем недавно было проведено новое исследование, которое возродило возможность генеалогической связи, такое как трансевразийская гипотеза Роббитса и др., Подтвержденная компьютерной лингвистикой и археологическими данными. Кроме того, недавние популяционно-генетические исследования показывают, что современные корейцы и японцы имеют совпадение по родословной на 90 процентов.

СОДЕРЖАНИЕ

Обзор

Грамматика

Современный корейский и японский язык имеют схожую систему проксимальных и дистальных указательных местоимений: i- (이), geu- (그) и jeo- (저) для корейского, соответствующих японским ко- (こ), so- (そ) и a- (あ) («это», «то» и «то вон там»). В них обоих отсутствует обязательное различие множественности (например, «яблоко» и «яблоки» обычно не различаются отдельно).

В обоих языках важную роль играют пассивные и причинные глаголы. Правила образования пассивных и причинных глаголов в японском языке более регулярны и логичны. В корейском языке пассивные и каузативные глаголы имеют некоторые предсказуемые образцы, но не имеют достаточной последовательности, чтобы установить некоторые правила. Это сравнимо с причастиями прошедшего времени в английском языке, такими как «-ed» (например, ходил, работал), «-en» (например, ел, получил). В корейском языке существует около девяти возможных образцов для пассивных глаголов и десять возможных образцов для причинных глаголов, но без определенной последовательности.

Словарь

Фонетически корейский и японский языки имеют аналогичный ограниченный набор гласных звуков, и как японский, так и старокорейский (и некоторые диалекты корейского языка) используют длину гласных.

Корейские частицы и вежливые грамматические окончательные спряжения иногда могут иметь внешнее сходство с японским. Японская частица が (ga) похожа на частицу 가 (ka) по функциям и звуку. Неформальное и невежливое спряжение корейской связки 야 (ya) похоже на диалектную неформальную связку や (ya) в японском языке (соответствует だ в стандартизированном японском языке).

Функционально некоторые особенности использования частиц и их использования одинаковы на обоих языках. Например, частицы 도 (* do *) и も (* mo *) не только разделяют инклюзивную функцию (похожую на «too» на английском языке), они также обе служат, чтобы подчеркнуть полное отсутствие отрицательных предложений или явную интенсивность в положительные предложения. 에 (е) и へ (он) имеют похожие звуки, и одно из употреблений 에 похоже на へ. Точно так же частицы используются для образования основных слов словаря. То есть, 도 (do) и も (mo) в словах для * никто * (아무도, 誰 も), и частицы 가 (ga) и か (ka) с аналогичным звучанием, иногда добавляющие неизвестный / вопросительный элемент к слову. чтобы сформировать значение, эквивалентное английскому * some *, (т.е. в 뭔가 и 何 か, что означает * something *).

Читайте также:  Сплит языка это больно

Однако можно ожидать, что некоторый процент словарного запаса на любом языке будет напоминать словарь любого другого языка до определенной степени из-за случайного совпадения. Вероятность того, что слово на одном языке будет восприниматься как похожее на слово на другом языке, обратно коррелирует с количеством фонем в слове ( т. Е. Чем короче слово, тем больше вероятность, что оно будет случайным образом напоминать короткое слово на другом языке. ) и положительно коррелирует со степенью совпадения фонологических систем языков ( т. е. чем больше похожи звуковые системы двух языков, тем более вероятно, что любое слово из одного языка будет восприниматься как звучание, похожее на слово из другой язык).

Цифры

ЦифраКогурёСтарый японский
3милmi 1
5ucITU
7на-ниннана
10докдо 2 / до 2 Вт

На языке силлан также цифра три называется «мил».

Примечание: см. Дзёдай Токусу Канадзукай для получения информации о старояпонской системе нижнего индекса.

Письмо

Корейский язык в основном написан корейским естественным алфавитом (известным как хангыль в Южной Корее и Chos Chon’gl в Северной Корее). Традиционные ханджа (китайские иероглифы, адаптированные для корейского) иногда используются в Южной Корее, но только для определенных целей, таких как прояснение омофонов (особенно в субтитрах телешоу), лингвистических или исторических исследований, художественного выражения, юридических документов и газет. В исконных корейских словах ханджа больше не используется. В Северной Корее ханджа в значительной степени подавляется в попытке устранить китайское влияние, хотя в некоторых случаях они все еще используются, и количество ханджа, преподаваемых в школах Северной Кореи, больше, чем в школах Южной Кореи.

В японском языке используется комбинация кандзи (китайские иероглифы, адаптированные для японского) и кана (две системы письма, представляющие одни и те же звуки, состоящие в основном из слогов, каждая из которых используется для разных целей). Однако, в отличие от корейской ханджи, кандзи можно использовать для написания китайско-японских слов и исконно японских слов.

Исторически сложилось так, что и корейский, и японский язык были написаны исключительно китайскими иероглифами, причем письменность претерпевала постепенные изменения на протяжении веков в свою современную форму.

Honorifics

Источник

Корейский фактор в процессе формирования японского языка

Проблемой родства корейского и японского языков ученые стали заниматься еще более трех веков тому назад. Правда, вплоть до 1945 года в Японии этой проблемой занимались достаточно мало в связи с тем, что правящими кругами насаждалась теория “божественного происхождения японской нации”, которая отрицала саму возможность существования каких-либо родственников. В 1717 году Араи в своей книге “Восточные вкусы” приводил сравнение двух языков, а в конце 18 века Фудзихара Сёгухацу выдвинул теорию родства японского и корейского языков. Эти работы, посвященные исследованиям родства двух языков, часто ограничивались поверхностным сравнением схожих по произношению слов из лексического запаса корейского и японского языков, не обращая внимания на другие закономерности. С начала 20 века изучение корейско-японских языковых связей учеными Японии было в основном направлено на доказательство происхождения корейского языка от японского, что отражало тенденциозность исследований, соответствующих той политике, которую проводила Япония в отношении Кореи. Наиболее представительными учеными, занимавшимися в довоенный период исследованиями в области корейско-японских языковых связей, являлись Канадзава Сёнабуро, Симмура Идзуру, Огуру Симпэй. С активным проникновением Японии на международную арену в конце 19 века на проблему происхождения японского языка обратили внимание и западные ученые (Gutslaff, de Rosny, Edkins, Aston). Но в отличие от японских ученых, западноевропейскими лингвистами и историками были выдвинуты несколько гипотез о генетических связях японского языка. Наиболее популярными из них являлись “северный” и “южный” теории происхождения японского языка. Сторонники “северной” теории, пытаясь доказать родство японского языка с алтайскими, часто сравнивали лишь их лексическое сходство, что не могло не носить фактора случайности. Первой научно систематизированной работой в этом плане стали исследования Астона В., выраженные в его труде “A Comparative Study of the Japanese and Korean language”, опубликованном в 1879 году. Его работа оказала большое влияние на ученых, занимавшихся научными исследованиями в области родственных связей японского языка. Тем не менее, строгого доказательства родства японского и корейского языков в первой половине 20 века найти не удалось, хотя основатель алтайского языкознания Рамстэдт Г. довольно глубоко вел исследования в этой области, а профессор Хельсинского университета в 1920 году впервые конкретизировал родство японского языка с языком Пуё. Это привело к тому, что многие ученые стали склоняться к версии о происхождении японского языка от австронезийских языков.

В 1910 году был опубликован научный труд Канадзава Сёнабуро “Об общности происхождения японского и корейского языков”, который был направлен на утверждение теории родства корейцев и японцев. Тем не менее, эти работы сравнивали лишь лексическое сходство и не обращали внимания на другие закономерности в процессе изучения родства корейского и японского языков.

Но в послевоенный период, когда были отброшены всякие идеологические рамки и научные круги получили большие возможности в научном исследовании происхождения японского языка, корейскими и японскими учеными (Оно Сусуму, Хаттори Сиро, Хасимото, Ли Ги Мун), активно занимавшимися историей языка и диалектами Кореи и Японии, а также анализом древних фольклорных текстов, в процессе компаративного изучения корейско-японских связей, были обнаружены устойчивые и закономерные фонетические правила, указывающие на близкое родство корейского и японского языков.

О родстве языков говорит и сходство числительных когурёского и древнеяпонского языков, впервые отмеченное Симмура Идзуру.

Приведенные примеры наглядно свидетельствуют о близких родственных связях японского языка и языка Когурё, на котором говорили народы, проживавшие в районе Северной Кореи и Южной Маньчжурии. Столь тесное родство языка Когурё, по-видимому, можно объяснить вторжением на Японские острова северокорейских полукочевых племен, чей язык после захвата островов стал использоваться как средство общения не только среди пришельцев, но и среди местных жителей.

Но, несмотря на очевидные факты близкого родства когурёского и древнеяпонского языков, наитеснейшие контакты, отмеченные в летописях, Япония поддерживала с Пэкче, язык которого был родствен древнекорейскому, но при этом вобрал в себя и когурёские элементы, так как господствующий класс, создавший государство Пэкче, был когурёского происхождения. Судя по летописям “Самгук саги”, правители Пэкче, также как и Когурё, вели свою родословную от пуёского рода. Отражая своё родство с пуёсцами, пэкческие короли одну из своих столиц назвали “Пуё”. В своих многочисленных посланиях ванов Пэкче ко двору китайских императоров неоднократно подчеркивалось единство происхождения Когурё и Пэкче. В китайских летописях “Наньши” сообщается, что язык пэкчесцев сходен с когурёским.

Читайте также:  Фестиваль языков в башкортостане

Вообще, корейский лингвист То Су Хи делит язык на две категории: 1)язык раннего Пэкче, родственный языку Когурё и 2) язык позднего Пэкче, близкий языку Силла.

В ранний период, когда из северной части Корейского полуострова в район реки Ханган стали переселяться представители Когурё, в Пэкче был распространен язык, принадлежавший к северной языковой ветви Пуё. В процессе захвата государством Пэкче земель племенного союза Махан, происходило смешение когурёского языка, используемого переселенцами с севера, с языком местных племен, принадлежавшего к южной языковой ветви хан. Несмотря на это государству Пэкче был свойствен билингвизм, когда аристократические круги и местное население продолжали говорить на собственных языках.

курума «повозка, запряжённая лошадью»

(вполне возможно, что это слово проникло в японский язык под влиянием вторжения “всадников-завоевателей” когурёского происхождения, внесших в лексикон жителей Японских островов терминологию кочевых народов).

кути «название птицы»

(в корейских летописях это слово не встречается, но в 11 свитке “Нихонсёки” сообщается, что императору Нинтоку была преподнесена странная птица, которую никто из придворных не знал. Когда позвали виночерпия и показали ему птицу, он сказал, что эта птица в большом количестве водится в Пэкче, легко приручается и хорошо служит людям. Поскольку пэкчесцы называли эту птицу “кути”, название было заимствовано из пэкческого языка со значением “сокол”).

ки, куи «замок, крепость»

(как ранее отмечалось, после гибели Пэкче, беженцы из этого государства, осевшие на территории Японии, боясь вторжения танско-силлаской армии, стали возводить фортификационные сооружения корейского типа. Местные жители, прежде не встречавшие подобных сооружений, при обозначении данных объектов использовали пэкческое слово).

кото «муз. инструмент»

кото «старинный музыкальный инструмент»

(несмотря на существование в “Кодзики” легенды о японском происхождении этого музыкального инструмента, специалисты считают, что слово “кото” было заимствовано из Пэкче).

макумо «муз. инструмент»

макумо «духовой музыкальный инструмент»

(этот музыкальный инструмент использовался специально для исполнения музыки корейского типа).

(слово было явно заимствовано из корейского языка, поскольку оно часто встречается в географических названиях древней Кореи. Например, компонент на(ра) входит в названия таких государственных образований, как Силла или Сораболь (яп. Сираги), Имна (Мимана), Тхамна и т.д.).

пури «деревня», «селение»

мура «селение» (прояп. пурэ)

чира «маленький камень»

кура «тёмный», куро «чёрный»

софо «земля красного цвета»

Приведенные выше лексические сходства говорят, прежде всего, не о простом заимствовании древнеяпонским языком слов из языка Когурё, Пэкче и Кая, а о близком родстве этих языков и методичном и поэтапном проникновении корейского языка на Японский архипелаг, подтверждающим историческую взаимосвязь между государственными образованиями на Корейском полуострове и Ямато.

Эта взаимосвязь полностью отрицает предположение некоторых японских ученых (Эгами Н., Хаттори С., Исида Э.) о том, что, несмотря на наличие общего языкового предка, японский и корейский языки разделились несколько тысяч лет тому назад, в результате чего японский язык сформировался уже в эпоху Яёи. По этому поводу Арутюнов С.А. занимает нейтральную позицию, считая, что в период Яёи между языками пришлого населения Северного Кюсю и представителями центральных районов Японии уже нет существенной разницы, и поэтому в период завоевания в этом отношении особых сдвигов не произошло.

Более того, большинство лингвистов склоняется к тому, что в эпоху Яёи японский язык только начинает формироваться. Японский лингвист Оно Сусуму полагает, что в Японию японский язык был занесен вообще только после 300 года н.э.

О том, что процесс формирования японского языка под влиянием корейских племен растянулся на длительный период, говорит тот факт, что, несмотря на определенные различия, представители островов Рюкю близки японцам лингвистически, антропологически и этнографически. По данным глоттохронологии, разделение японского и рюкюского языков произошло 1500 лет тому назад, т.е. примерно в 4 веке н.э. Исходя из этого, можно предположить, что в это время на Северном Кюсю появилась большая группа людей, прибывшая с Корейского полуострова и вытеснившая из данного района часть проживавших там людей. В результате этого предки рюкюсцев ушли на юг, а пришельцы, которых можно назвать предками японцев, расселились не только на Кюсю, но и на острове Хонсю, Сикоку и других прилежащих островах. Об этом свидетельствует то, что диалект Кюсю является промежуточным между диалектами рюкюского и западно-японских языков. Кроме того, наибольшее количество пришедших с материка неологизмов характерно для диалектов Кюсю, в то время как наибольшее число архаизмов встречается в японском диалекте района Тохоку и южных диалектах Рюкю.

Таким образом, исходя из того, что на протяжении многих столетий происходили весьма активные контакты между жителями Японских островов и племенами-пришельцами, а также, учитывая параллели, имеющиеся между языками Когурё, Пэкче и Карак, о которых упоминается ещё в древних китайских источниках, японский язык можно соотнести как родственный группе древнекорейских языков, которые можно назвать пуёской группой. Что касается рюкюского языка, то его можно отнести к одной из ветвей протокорейского языка, на котором говорили жители Корейского полуострова в период неолита.

Конечно, переход Японии к политике самоизоляции привел к тому, что в дальнейший процесс эволюционирования японского языка вмешались языки тех племен, которые не успели ассимилироваться с переселенцами периода Яёи и Кофун, представлявших родственных корейцам племен. Это и привело к активным заимствованиям лексических элементов из австралонезийского языка, фонетической трансформации японского языка, приведшей к упрощению речи. Но как бы то ни было, племена, долгое время находившиеся в тесных языковых контактах со своими соседями, постепенно и надолго сохраняют лексические, фонетические и грамматические черты чужого языкового строя. До сих пор состав современного японского языка обнаруживает явную близость к древнекорейским терминам охотничьего и примитивного земледельческого хозяйства, а также лексики, связанной с частями тела человека, явлений природы, цветов, животных, одежды и т.д.

Для определения генетического родства двух языков необходимы условия, при которых бы наблюдалось наличие между современными языками системы устойчивых фонетических соответствий, большого количества совпадающих базисных лексических единиц и грамматических морфем.

Для подтверждения генетического родства между корейским и японским языками приведем несколько примеров, свидетельствующих о лексическом сходстве этих языков на современном этапе:

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector