Январь на балкарском языке

Статьи

Аллах юсюнгден саулугъунгу кетермесин узакъ ёмюрню,
Иманынгы кючлю этсин!
Берекетинге берекет къошсун!
Кёлюнгде-джюрегингде не иги муратларынг бар эселе да, бары толсунла!
Аллаху Тагъаля сюйген адамларынгы джашауларын узакъ этсин,
Аланы ышыкъларындан аиырмасын!

* * *
Кезлеригиз джулдузлача джансынла!
Къолларыгъыздан бал тамчыла тамсынла!
Ашхы, иги муратларыгъыз толсунла!
Джюрегигизде гокка хансла чакъсынла.

Туугъан кюнюнг бла алгъынлайма,
Саулукъ, байлыкъ теджейме,
Джюрек муратла толсунла,
Айтылгъан алгъышла толу болсунла!

Узакъ болсун ёмюрюнг,
Кенг болсун джашау джолунг,
Джумушакъ болсун басхан джеринг,
Гоккала чакъсынла къарагъан джеринг,
Къарачай джерни юлгю къызы бол,
Атанг-анагдан айырылма,
Дунияны башын ышаргъан къарамынг бла джарыта
Насыбны къолундан тутуб джаша.

Алгъыш аякъны толтуруб ичеме
Адам улуну джолу тауусулмазлыгъы ючюн.
Этер ишлерими юлгюсюн бичеме,
Хорларыкъды деб иш хар ненида!

Насыб сенден кетмесин,
Къыйынлыкъ сенге джетмесин,
Джашауунг мамыр болсун,
Муратларынг бары толсун,
Джюрек джолунг мамукъдан болсун,
Абынганынг насыбха болсун,
Къайда айлансангда,
Аллах сакълаучу негеринг болсун!

Аллах саулук-эсенлик берсин!
Сизни юйдегигиз адамлада эм иги, эм намыслы, деб айтылырча болсун!

Къуанчлы болсун Байрамыгъыз!
Шош болсун кечелеригиз.
Джарыкъ болсун кюнлеригиз.
Берекетли болсун тепсилеригиз.
Саулукълу болсунла АТА—АНА.
Насыблы болсунла Балала.

Алгъышлайма байрамынг бла,
Кюнюнг ашхы болсун,
Джашаунг узакъ болсун,
Хурджунунг къалын болсун,
Насыбынг эркин болсун,
Ариулугъунгу АЛЛАХ алмасын,
Саулугъунгу АЛЛАХ къызгъанмасын,
Джуугъунгу АЛЛАХджарсытмасын!

эртден ашхы болсун!
кюнюнг нюрден толсун!!
кеченг насыбдан толсун.

Чукъугъуз татлы болсун!
Ариу тюшле кёрюгюз!
Кёлюгюз насыбдан толсун.
Къууанчла кёре тёлюгюз.

Палах джолу кенг болгъандан,
Сен аманнга тенг болгъандан,
Аллах сакъласын.
Кюн тийгенде кюнсюзлюкден,
Эрир джерде кюйсюзлюкден,
Аллах сакъласын.
Сабийлеринг абыннгандан,
Аллах сёзден къабыннгандан,
Аллах сакъласын.
Душманынга тыяннгандан,
Халкъ аллында уялгъандан,
Аллах сакъласын.
Тыбыр ташынг сууугъандан,
Джюреклени сууугъундан,
Аллах сакъласын.
Умутунгу унутхандан,
Кеси адамынг улутхандан
Аллах сакъласын.
(Созайланы Ахмат)

Туугъан кюнюнг бла алгъышлайма!
Къууанчлы болсун хар кюнюнг!
Шош болсун кечелеринг!
Джарыкъ болсун кюнлеринг!
Берекетли болсун тепсилеринг!
Саулукълу болсун Атанг-Ананг Эгеч Къарнаш!
Насыбла бол! Муратларынг толсунла!
Богъан миллет сенден къууансынла.

Тенгизледе суула кибик,
Уллу болсун насыбынг.
Кёкде джанган джулдузлача
Кёб болсун къууанчынг.
Дунияда джолла кибик,
Узун болсун ёмюрюнг.
Алгъышлада айтылыр кибик,
Иги болсун джашауунг.

Адамны Туугъан кюнюнде айтылгъан алгъыш:
Туугъан кюнюнг бла алгъышлайма!
Байла кибик да бай бол
Аллахны сюйгенкъулларына да тенг бол
Атланганда алгъа бол
Узалгъанда да ырысхыгъабол
Ашхы тилекле да къабыл болсунла
Саулукъ да санынга болсун
Байлыкъ кетмесин
Джарлылыкъ джетмесин
Джангылмазлыкъ акъыл
Тауусулмазлыкъ ырысхы Аллах берсин.

Джашау чархынг тенгересин тюзюне!
Джангур кибик насыб джаусунюсюнге!
Джулдузлача кеб болсунла тенглеринг!
АЛЛАХ болсун кече-кюнданегеринг.

Насыб сенден кетмесин,
Къыйынлыкъ сенге джетмесин,
Джашауунг мамыр болсун,
Муратларынг бары толсун,
Джюрек джолунг мамукъдан болсун,
Абынганынг насыбха болсун,
Къайда айлансангда,
Аллах сакълаучу негеринг болсун!
Туугъан кюнюнг бла!

Алгъыш сёзню къуту бар.
Къаргъыш кетер,
Алгъыш жетер.
Алгъыш этген — алгъышлы,
Къаргъыш этген — къаргъышлы.
Алгъыш — башха, жал — башха.
Алгъыш эрге жарашыр.
Ыразы болмай, алгъыш этме.
Алгъышлыны жолу сыйдам.

Источник

Январь на балкарском языке

1 Зима

2 зима

См. также в других словарях:

зима́за — зимаза … Русское словесное ударение

ЗИМА — жен. одно из четырех времен года, между осени и весны; астрономически, в сев. полушарии, от вступления солнца в знак Козерога, 9 декабря, и до вступления его в знак Овна, 8 марта; на деле же, от начала морозов и зимнего пути до весенней распутицы … Толковый словарь Даля

ЗИМА — ЗИМА, зимы, вин. зиму, мн. зимы, зимам зимам, жен. Самое холодное время года, наступающее вслед за осенью и сменяющееся весной. Суровая зима. Снежная зима. «С зимой холодной нужда, голод настает.» Крылов. Прошлой, будущей зимой. Настала зима.… … Толковый словарь Ушакова

зима — сущ., ж., употр. часто Морфология: (нет) чего? зимы, чему? зиме, (вижу) что? зиму, чем? зимой, о чём? о зиме; мн. что? зимы, (нет) чего? зим, чему? зимам, (вижу) что? зимы, чем? зимами, о чём? о зимах 1. Зима самое холодное время года (декабрь,… … Толковый словарь Дмитриева

зима — началась • действие, субъект, начало зима пришла • действие, субъект, начало зима прошла • действие, субъект зима стоит • действие, субъект наступила зима • действие, субъект, начало пришла зима • действие, субъект, начало провести зиму •… … Глагольной сочетаемости непредметных имён

Зима — город, р.ц., Иркутская обл. Возник как пос. при ст. Зима (открыта в 1899 г.). Название по расположению на р. Ока близ устья р. Зима. Гидроним по наименованию бурят, рода зэмэ, обитавшего в этой местности. С 1917 г. гор. Зима. Географические… … Географическая энциклопедия

ЗИМА — зимская. Волг., Ряз. О долгой зиме. Глухов 1988, 53; ДС, 199. Зима и лето. Сиб. Комнатный цветок бегония семперфлоренс. ФСС, 82. Не первая зима волку зимовать. Народн. О бывалом человеке, привыкшем к неудобствам, тяготам и т. п. Жук. 1991, 214.… … Большой словарь русских поговорок

Зима — ы, вин. зиму; мн. зимы, зим, зимам; ж. Самое холодное время года, наступающее за осенью и сменяющееся весной. Суровая з. Снежная з. З. наступила. На зиму (на время зимы). За зиму (в течение зимы). Учится две зимы (два года). Зиму и лето… … Энциклопедический словарь

ЗИМА — ЗИМА, ы, вин. зиму, мн. зимы, зим, зимам, жен. Самое холодное время года, следующее за осенью и предшествующее весне. Суровая, холодная з. Мягкая з. На зиму (на время зимы). За зиму (в течение зимы). Всю зиму шёл снег. • Сколько лет, сколько зим… … Толковый словарь Ожегова

зима — ы, вин. зиму; мн. зимы, зим, зимам; ж. Самое холодное время года, наступающее за осенью и сменяющееся весной. Суровая з. Снежная з. З. наступила. На зиму (на время зимы). За зиму (в течение зимы). Учится две зимы (два года). Зиму и лето… … Энциклопедический словарь

Источник

НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ КАРАЧАЕВЦЕВ

НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ КАРАЧАЕВЦЕВ

Животный цикл летосчисления известен карачаевцам как «ногай санау», т. е. как ногайский. Можно предположить, что карачаевцы переня ли его у ногайцев.

Читайте также:  Таблица алфавита английского языка

Данные этнографии свидетельствуют, что 12-летний животный цикл летосчисления был хорошо известен в Карачае еще в доисламский период. В связи с принятием ислама (по Клапроту в 1782 г. 5 ) начало употребляться мусульманское летоисчисление («хиджра»); самое широкое распространение получил календарь «Орузлама» — предсказатель на 100 лет. Он проник к карачаевцам из Кумыкии, откуда в основном и поступала религиозная литература. Этот факт отражен также и в народных преданиях.

Окончательный переход карачаевского народа к исламу был обусловлен политической ситуацией на Кавказе в начале прошлого столетия. Турция в своих притязаниях на Кавказ исключительное значение придавала распространению мусульманства среди многочисленных народностей этого «рая, особенно среди тюркских. Однако, став господствующей религией, ислам не смог вытеснить языческие верования и обряды местных жителей, а мусульманский календарь, крайне неудобный в практической деятельности земледельца и скотовода, не нашел широкого распространения. В Карачае он употреблялся только для расчета религиозных дат и мусульманских праздников. Названия 12 месяцев арабского лунного календаря также не привились.

После присоединения к России среди карачаевцев стала распространяться юлианская система летосчисления. Новый календарь довольно реально фиксировал смену времен года. Он укоренился также и потому, что его использовали в делопроизводстве. Большое значение имели так же все более крепнувшие экономические, торговые и культурные связи с русским народом. С конца XIX в. наряду со старыми календарными названиями в Карачае все более популярными становились русские названия месяцев и дней. Языческий календарь постепенно забывался. Начало годового цикла было перенесено с момента весеннего равнодействия на январь.

В основе народного сельскохозяйственного календаря карачаевцев лежит строгая периодичность небесных явлений. Он согласован с годичным циклом хозяйственных работ, с изменениями времен года и окружающей природы. Этот календарь основан на лунно-солнечном исчислении месяцев года. Год делится на 12 месяцев. В основу лунного исчисления времени легли наблюдения над изменениями лунных фаз. В каждом месяце дни считались с рождения луны. В среднем он состоял из 29 с половиной дней. Сохранился старинный счет времени по фазам луны. Первая половина месяца называлась «новый» («джангы ай»), вторая (время ущерба луны) — «эски ай» «старый».

Месяц по-карачаевски ай; это же слово обозначает луну. Термин для понятия сутки отсутствует, употребляются лишь слова день «кюн» и ночь «кече». Словом «кюн» карачаевцы называют также солнце. Помимо этого существовали следующие временные понятия «заман» (время), «емюр» (век), «джыл» (год), «Ийыкъ» (неделя), «тейри джа- рыкъ» (свет тейри, т. е. рассвет), «джарыкъ» (начало света), «эртден» (утро), «кюн орта» (обед), «ингир» (сумерки), «ашхам» (вечер), «кече арасы» (полночь). День начинался с того момента, когда люди просыпались. Это совпадало с появлением на горизонте утренней звезды «Чолпан джулдуз». Утро заканчивалось после восхода солнца. Ночь начиналась с наступлением темноты и тянулась до первых признаков зари.

У карачаевцев бытовала семидневная неделя. Длина лунного года приблизительно равна 354 суткам, однако карачаевцы все хозяйственные дела приурочивали к солнечному календарю. Начало лунных лет всегда приходилось на определенную пору солнечного года — весну. Как известно, у древних тюркских народов не существовало деления месяцев на недели. Поэтому изучение карачаево-балкарских названий дней недели дает ценный материал для освещения ряда культурно-исторических проблем. Все названия дней недели, как и деление месяца на седмицы, либо заимствованы карачаево-балкарцами, либо возникли в процессе культурно-исторических взаимовлияний.

Как видно из приведенного перечня дней недели, у карачаевцев и балкарцев мы не находим мусульманских названий.

Влияние христианства прослеживается и в карачаево-балкарском названии понедельника «баш кюн» (первый, головной день). Это первый день карачаевской недели, следующий за «днем посвящения богу». В этот день карачаевские женщины не занимались обработкой шерсти и не выходили в поле. Запретным (почитаемым) днем считался и вторник — день св. Георгия. Обычно во вторник путники не выходили в дорогу, а женщины находились дома.

Карачаево-балкарская система исчисления дней недели является образцом синкретизма. В основе ее лежит древняя христианско-языческая система.

Влияние христианства прослеживается и в названиях месяцев старинного карачаевского календаря. При сравнении названий месяцев у карачаевцев и балкарцев можно заметить, что они несколько различаются:

Месяцы карачаевского года

Месяцы балкарского года

Хычаман ай (Хачибан ай)

Луккул ай (Никкол ай)

Эндреук ай (Андреиг)

После периода «балдраджюз» зима сдавала свои позиции, день за метно удлинялся, снег темнел, так что, по народному выражению, «овечий помет не удерживался на поверхности снега». Слово «балдраджюз» происходит от слов «бодур» и «джаз» («быть весне»).

Вслед за «балдраджюзом», с 8 до 16 марта шли периоды «нарт», «гурт» и «джут» (каждый по 3 дня). За ними следовали дни «джаз баши» (преддверие весны) — с 17 по 22 марта. Считалось, что если в эти дни нег снега, то должны наступить холода как результат «войны зимы и весны». Для жителей Карачая «черная зима» предвещала бескормицу и плохой урожай.

Ко дню весеннего равноденствия, который определялся по восходу солнца над определенной вершиной горы, наступал «джыл къайыту» (буквально «возврат года»). Например, для жителей патронимических кварталов Биджиевых и Бостановых (с. Учкулан) свидетельством прихода весны служил восход солнца над вершиной горы Айры (Рогатина).

Народ торжественно провожал старый хозяйственный год. Праздник этот назывался «джыл аушхан» (смена года). В каждом доме изготовляли особое кушанье «ашыра джырна», непременно составленное из 9 различных продуктов; а также варили специальный кисель — «бегене» и так называемую годичную «бузу» («джыл боза»), пекли пироги и «берек» и «локум». Юноши и девушки ходили по дворам, распевая песню «Гюппе», за что их принято было угощать различными яствами. Праздник заканчивался пиршеством, танцами и скачками.

Со дня весеннего равноденствия у карачаевцев начинался хозяйственный год. В народе говорили: «Сменился год — быку нашлась работа». Сроки сельскохозяйственных работ устанавливались с учетом физико- географических и метеорологических условий. В Малом Карачае первыми выходили на пахоту джегутинцы, затем маринцы и каменномостцы. В Большом Карачае выход на «сабан» (первый выход плуга) приходился на различные календарные сроки в зависимости от местонахождения поселения. При этом жители противоположных в отношении к солнцу кварталов разыгрывали сцены, именуемые «годовая борьба».

Читайте также:  Язык говорит о вашем здоровье

С посевами не торопились, так как в горах мог неожиданно выпасть снег. Распаханная земля не засевалась неделю-полторы. В это время расчищали канавы, сенокосные угодья, ремонтировали оросительные канавы, укрепляли ограды и террасы. К концу апреля, после вторичной вспашки, повсеместно завершали сев и посадку. Участки полей в горах не велики по размерам, поэтому сроки полевых работ были (непродолжительны. К тому же издавна бытовали кооперация труда — «товарищество полей» («сабан негерлик») и безвозмездная помощь друг другу («мам-матлыкъ»).

Первый день пахоты — день сабана («сабан кюн») отмечался в каждом патронимическом селении особыми обрядами «сабан кюн». Так, первую борозду проводил наиболее уважаемый и хлебосольный человек «берекетли адам». Когда мужская группа хлебопашцев выносила в поле деревянное пахотное орудие, то обыкновенно из дома хозяина на поле выходила девушка и негромко несколько раз произносила слова «гу-гук». после чего мужчины брали ее за руки и подводили к борозде, а затея разыгрывали обряд «закапывания в борозду». Когда девушку начинали засыпать землей, старики своими уговорами «выкупали ей свободу». Девушка возвращалась домой и приносила заранее приготовленную ею праздничную еду «тепси», где были треугольные пироги «бёрек». Во вре мя обеда проводивший первую борозду старик благодарил девушку, а затем произносил здравицу в честь бога хлебов Эрирея. Каждый из ра ботников пил специально приготовленную бузу «сабан боза» и получал пирог «бёрек».

По рассказам старика Бостанова X. А. (с. Учкекен, Мало-Карачаевский район), в день завершения полевых работ устраивались ритуальные игры: женщины преподносили мужчинам большие пироги «хычын» вместе с бузой.

На просторах высокогорных летних пастбищ «джайлыкъла» и «джалпакъла» скот находился в течение 3—3,5 месяцев. Лето в горах было коротким. Начало этого периода фиксируется в календаре как месяц начала лета («джайны ал айы»), а конец — как месяц конца лета («джайны арт айы»). У балкарцев эти месяцы сохранили названия более древнего периода: месяц Николая («Никкол ай») и Ильи («Элия ай»).

Период подготовки к косовице начинался с выбора главы группы косарей — «джыйын тамада», который возглавлял коллектив косарей и выделял вождя веселья, организатора общинных игр — «белобородого козла» (акъсакъала или просто теке) — остроумца, импровизатора, сочинителя экспромтов. В трудовых процессах карачаевцев игровой момент, восходящий к древним народным традициям и связанный с праздником урожая и плодородия, имел очень большое значение. Работы на уборке крайне тяжелы. Поэтому народный актер вносил в трудовой процесс вместе с весельем бодрость и здоровое настроение. На всем протяжении сенокоса (2—2,5 месяца) «теке» не расставался с козлобородой маской. Игры «акъсакъала» (белобородого) продолжают сопровождать трудовой процесс косарей и в настоящее время.

С появлением на небе Плеяд связывались конец летнего периода и начало заморозков в горах. К этому времени завершалась стрижка баранов «токълу къыркъыу». Одновременно овцематок отделяли от баранов в отдельные стада, а пестрых баранчиков, чтобы не портить породность, забивали, оставляя приплод только черной масти.

Наступала осень «къач чагъы» (по-балкарски «къыркъар»). Это так же был период напряженных хозяйственных работ, о чем свидетельствуют такие поговорки, как «Озимые работы — сотни работ», «День осени прокормит месяц зимы». В это время убирали хлеба и молотили зерно, перегоняли стада, отбирали и сбывали лишних животных, проводилась случка, скот обеспечивали кормами и устраивали зимовки. О напряженности трудового дня земледельца и скотовода в осенний период говорит следующая поговорка: «Затянешь работу — снегом завалит». В горах зимы неустойчивы и суровы. Жестокие зимы под названием «Аман къыш» (суровая зима), «къыт къыш» (трудная зима) вместе с годами эпизоотии «саламелик джыл» навсегда вошли в народный календарь карачаевцев.

Затем начиналась подготовка к сельскохозяйственным работам следующего года: в горах производили подкормку участков, а на равнине — сев озимых. Перегон скота на осенние пастбища, проходивший в промежутках с 25 сентября по 1 декабря, назывался «къачдан сора барыу», что значит «после осени». Скотоводы производили в это время перегруппировку стад. Во-первых, отбиралась часть скота для заготовки мяса впрок, во-вторых, выделялся скот на продажу («сатыу»). Затем продуктивный скот разбивался на две категории: «бичен мал» (букв, скот на сено) и «къаудан мал» (букв, подножный скот), потому что недостаток заготовленного корма на зиму не позволял ставить весь скот на зимнее довольствие. Этот сезон года балкарцев именуется «эт ийыкъ» (неде ля мяса), а у карачаевцев — «союм ай» (месяц убоя).

Первые 10 дней ноября скотоводы производили случку коз «теке ийыкъ» («неделя козла»). Начинался зимний скотопрогон. Часть скота — дойные коровы и молодняк всех видов скота — перегонялась в зимовники («бичен къышлык ъла»), где заранее заготавливались запасы сена, а другая часть скота — козы, овцы и гулевой скот — переходила в зимовники на подножном корму («къаудан къышлыкьла») на арендованные плоскостные земли Терской и Кубанской областей.

Наступал месяц «эндреук» или «эндренг», соответствущий концу ноября и первой половине декабря. Название его трудно объяснить, но думается, что его можно связать со св. Андреем, хотя это слово можно понимать и как месяц «поглощения». И, действительно, для карачаевцев декабрь являлся первым месяцем кормления скота сеном, когда скот находился в кутане. Большой период времени с 1 декабря по 1 мая скотоводы называли «мал бауда заман» (время, когда скот в помещении).

В зимовниках с 1 по 15 декабря проходила случка овец «къочхар къошуу». Этот период завершался обрядовой игрой «Боранкелди оюн» (букв, пришла метель).

«Зима и враг — одно и то же»,— повторял горец каждый раз в преддверии зимы, пытаясь предугадать характер наступающего года и подводя итоги осеннего периода. Первые 9 дней декабря назывались «эндреигни аман кюнлери» (непогодные дни Эндреига) или «эндреигни джибиулери» (мокроты Эндреига), а затем наступали дни «токълу тоймаз 9 кюнле», т. е. девять ненастных для баранчиков дней (с 10 по 18 декабря). А самые короткие дни года (19—23 декабря) называли «кюн анасыны къойнуна тющдю» («солнце попало в объятия матери»). Бытовало и другое определение этого времени. Говорили: «Год вошел в коргазин» («джыл къоргъазиннге кирди»). Значение термина непонятно, но как рассказывают информаторы, слово «къоргъазин» связано с наблюдением за солнцестоянием в окрестностях горы Шидак миниген над урочищем Джандарланы бвула в ущелье Махар. По другим рассказам слово «къоргъазин» происходит от наблюдения за солнцестоянием у горы Къоргъашинлы, что значит «свинцовая».

Читайте также:  Раздражение на корне языка что

День зимнего солнцестояния жители каждого селения также определяли по местонахождению солнца над определенными вершинами или котловинами. По представлению карачаевцев, после зимнего солнцестояния «солнце оживало и возвращалось». В отличие от карачаевцев у балкарцев последние месяцы года были известны под названием «Абустол 1» и «Абустол 2». Звучание этих слов дает основание, как нам кажется, связать их со словом «апостол» (в память о святых апостолах греческая церковь в ноябре и декабре отмечала соответствующие праздники).

Таким образом, мы видим, что народный календарь карачаевцев был тесно связан с циклом основных сельскохозяйственных работ, включав ших в себя как скотоводческое, так и земледельческое хозяйство, которые формировались на протяжении длительного периода в кавказской этнической среде.

1. Центральный государственный военно-исторический архив (далее ЦГВИА) ф. ВУА, д. 19051, ч. II, 1850, л. 134.

2. Там же, ф. 330, д. 4079, ч. I, л. 114.

3. «Район железной дороги Невинномысская — Сухум в экономическом отношении». Спб., 1914, стр. 81.

4. Н. П. П а н т у с о в, Книга о счастливых и несчастливых годах, Казань, 1900 стр. 8— 10; А. Н. С а м о й л о в и ч, К вопросу о 12-летнем цикле у турецких народов. «Восточные записки», т. 1, Л., 1927.

5. J. К l а р г о t, Voyage au mont Caucase et en Georgie, Paris, 1823, p. 283.

6. В. Жениховский. Верования и легенды кавказских горцев, «Нива», 1866, № 39.

7. «Акты, собранные Кавказской археографической комиссией», Тифлис, 1883. сгр. 240.

8. Н. Каменев, Раскопки в верховьях р. Белой, Газ. «Кубанские войсковые ве домости», 1869, № 37; А. Иессен, Археологические памятники Кабардино-Балкарии, М.— Л., 1941, стр. 20—25; Ю. Кулаковский, Христианство у алан, Спб., 1898.

9. Н. К а м е н е в, Указ. раб.

10. В. Ф. Миллер, Осетинские этюды, ч. II, М., 1882, стр. 252; В. Миллер, М. Ковалевский, В горских обществах Кабарды, «Вестник Европы», М., 1884, кн. IV, стр. 551; М. Иванюков, М. Ковалевский. У подошвы Эльбруса. «Вестник Европы», М., 1886, кн. I, стр. 100—107; В. Ф. Миллер, Археологические экскурсии в горских обществах Кабарды, «Материалы по археологии Кавказа», 1888, т. I, стр. 52.

11. В. И. Абаев, Осетинский язык и фольклор, М.-—Л., 1949, стр. 285; Л. И. Лавров, Из поездки в Балкарию, «Сов. этнография», 1939, № 2, стр. 178; его же, Карачай и Балкария до 30-х годов XIX в., «Кавказский этнографический сборник», т. IV, М., 1969, стр. 109.

12. А. И е с с е н, Указ. раб., стр. 26—27.

13. У. Д. А л и е в, Карачай, Ростов-на-Дону, 1927, стр. 76.

14. Л. И. Л а в р о в, Адыги в раннем средневековье, «Сборник статей по истории Кабарды», вып. 4, Нальчик, 1955, стр. 64.

15. Л. И. Л а в р о в, Из поездки в Балкарию, стр. 178; Н. Каменев, Указ. раб.

16. В. Ф. Миллер, Археологические экскурсии в горских обществах Кабарды, стр. 131.

17. Л. В. Черепнин, Русская хронология, М., 1944, стр. 33.

18. А. Н. Самойлович, Названия дней недели у турецких народов, «Яфетический сборник», Пг., 1923, № 2, стр. 109.

20. В. Ф. Миллер, Осетинские этюды, ч. 2, М., 1882, стр. 263; его же, Археологические экскурсии в горских обществах Кабарды, стр. 131—133.

21. Газ. «Кавказ», Тифлис, 1855, № 1.

22. Газ. «Кубанские войсковые ведомости», 1869, № 37.

23. В. Ф. Миллер, Археологические экскурсии в горных обществах Кабарды, стр. 71.

24. «Осетины глазами русских и иностранных путешественников», Орджоникидзе, 1967, стр. 195, 269.

25. В. Ф. М и л л е р, Осетинские этюды, ч. 3, стр. 8; е г о же, Археологические экс курсии в горских обществах Кабарды, стр. 71.

26. Центральный государственный исторический архив, Л., ф. 1291, оп. 84, ед. хр. 360, л. 8.

27. Л. И. Лавров, Карачай и Балкария до 30-х годов XIX в., стр. 107; А. К. Боровков, Карачаево-балкарский язык, «Яфетический сборник», Л., 1932, № 7, стр. 55.

28. В. Ф. Миллер, Осетинские этюды, ч II, стр. 276; ч. III, стр. 9, 263; М. Кова левский, Закон и обычай на Кавказе, т. 1, 2, М., 1880, стр. 184.

29. М. К о в а л е в с к и й, Указ. раб., стр. 184—185.

30. Ф. и М. Перебейнос, В теснинах Кавказа. По Балкарии и Сванетки. М… 1930, стр. 21.

31. В. Ф. Миллер, Археологические экскурсии в горных обществах Кабарды, стр. 71; Б. A. Л а н г е, Балкария и балкарцы, Газ. «Кавказ», 1903, № 288.

32. Г. Ф. Ч у р с и н, Ближайшие задачи этнографического изучения кавказских тюрков, «Первый Всесоюзный тюркологический съезд» (стенографический отчет), Баку, 1926, стр. 73.

33. О. Л. О п р ы ш к о, Старые календарные системы кабардинцев и балкарцев, «Ученые записки Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института», т. 24, Нальчик, 1967, стр. 210.

34. «Осетины глазами русских и иностранных путешественников», стр. 195.

35. М. Ковалевский, Закон и обычай на Кавказе, стр. 193.

36. В. Миллер, М. Ковалевский, В горских обществах Кабарды, стр. 561; М. Ковалевский, Закон и обычай на Кавказе, стр. 185; Г. Ф. Чурсин, Осетины, Тифлис, 1925, стр. 57; его ж е, Материалы по этнографии Абхазии, Сухуми, 1956, стр. 60—61; Л. И. Лавров, Доисламские верования адыгейцев и кабардинцев, «Тру ды Ин-та этнографии», т. 1, 1959, стр. 216.

Советская этнография, Вып. 5, 1971. С. 108-117

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector