Разговор зеков на блатном языке

Содержание

Советы первоходкам со словарём тюремного жаргона

Рисунок сделан автором шариковой авторучкой на тетрадном листке
(другой бумажки не нашлось)

Это не феня,это жаргон Ташкентской тюрьмы(Таштюрьмы)

А.
Андижанбанк (Андижанить) – Прятать деньги в задний проход
Аул – тюремный корпус
Б.
Балабол (Кипеш) – радиоприёмник
Банзайка –приваренная за окном железка, чтобы не смотреть вниз
Ближняк (Дальняк) – туалет, сходить в туалет
Бардак – пепельница
Беспредел – кастрюля
Баланда – тюремная еда
Билет – 100 рублей (сумов)
Баландёр – раздающий еду
Братва – помощники положенца
Бык (Недогон) – непонимающий
Бедолага – не получающий передачи, бедный
Балабас – колбаса
Бомба – затычка для унитаза

Д.
Дубак – охранник в тюрьме
Дачка – посылка с продуктами и вещами

Ж.
Жан – жал – скандал
Жаждущий – замечающий только твои плохие стороны и просчёты

З.
Зайчики – ножницы
Здравый мужик – обычный заключённый
Загнать – что-то занести в камеру
Затарить – спрятать
Зимогор – любящий поспать

М.
Метро – вентиляция
Мануфта – одежда, тряпки
Машка – электроплитка
Мадеполамы – трусы
Мандро – хлеб (белый)
Мулька (Малява) – записка
Монашка – заключённая
Монастырь – женская тюрьма
Мойка – лезвие, бритва
Марочка – носовой платок
Мазёво – хорошо
Машинка (БМВ, электричка) – шприц

Н.
Не обессудь – извини

О
Обиженный (Пинч, петух, шайба) – пидераст
Опустить – сделать «обиженным» за какой-то проступок
Огород – лук
Обезьянка – зеркало
Опомоенный – подавший руку обиженному, предмет, упавший на пол

П.
Парус – шторы на «дальняке»
Продол – коридор в тюрьме
Положенец – авторитет, смотрящий за тюрьмой
Пассажир – не вникающий в тюремную жизнь
Портачка – татуировка
Потолок – верхний ярус кроватей
Паханчик – старший у малолеток
Помазуха – сливочное масло
Прикол – разговор
Прикол серьёзный – спор
Порожняк – слабо заваренный чай
Паровоз – потянувший за собой всех участников преступления
Прогон – передача информации из камеры в камеру по всей тюрьме
Подельник – проходящий с тобой по одному «делу»

Р.
Решка – зарешёченное окно
Рамсы – спор
Развести – решить спор положительно

С.
Солнышко – лампочка
Стрелопут – не правильно передавший информацию
Серьёз – деньги, наркотики, инструмент для открывания машин

ЧАСТЬ 2
ПОДВАЛ ГУВД

Поев домашнего печенья
И «вольной» колбасы кусок,
На «шконку» в камере прилёг
И прочь ушли все огорченья.
И мысли, как янтарный мёд,
Текут густой волною плавно
О том, как жил совсем недавно,
О тех, кто дома меня ждёт,
Кто от меня не отвернулся
И разделил мою судьбу,
О том, как я домой зайду,
Скажу: «Родная, я вернулся!»
И долго буду целовать
Любимые глаза и руки.
Как хорошо в часы разлуки
Порой об этом помечтать.
И мне не передать словами,
Что чувствую, когда несут
Нет, не продукты – мамин труд!
За этот труд спасибо маме!
Деликатесы хороши не вкусом –
Рук твоих волненьем
И сладость придаёт печеньям
Не сахар – теплота души.
На воле так не замечаешь
Всю грандиозность мелочей.
Любовь отцов и матерей,
Как должное ты принимаешь.
И только здесь дано понять,
Кого на воле ты оставил,
Невольно их страдать заставил,
Что для тебя отец и мать.
Частички душ родных витают
В постылой камере у нас
И в этот очень поздний час
Нас, словно солнце согревают.
Нам невозможно оценить
Всю их заботу и тревогу
И вознесём мы славу Богу
За то, что дал им силы жить!

Источник

5 правильных приветствий – как входить в хату на зоне и сразу же не стать опущенным?

Всякое случается в жизни. И если уж сложилось так, что человеку дали срок и он оказался на зоне, то было бы неплохо знать некоторые правила поведения себя с самого первого дня нахождения там.

Именно первый день может оказаться решающим в определении статуса вновь прибывшего осужденного, а отсюда – как сложится его дальнейшая жизнь в колонии. И важнейшим моментом в этом является то, как новичок войдёт в хату, куда его распределят. Расскажем, как, согласно тюремным обычаям, следует заходить в камеру, или «хату» новичку, то есть первоходу на зоне.

Приветствие при входе в хату

В колонии, как и в обычной жизни, принято здороваться при входе в чьё-то жилище. Поэтому, стоя перед дверью в хату, не стоит заготавливать ни длинных речей, ни жестов для приветствия её обитателей.

Будет правильней оставаться самим собой. Нужно взять себя в руки и, несмотря на жуткий стресс, сохранить разум и чувство собственного достоинства.

В большинстве случаев никто из будущих соседей по шконкам ни за что, ни про что не собирается первохода подвергать унижениям. В хате находятся незнакомые для новичка люди, поэтому поприветствовать их следует по-простому, без лишних слов и телодвижений, соблюдая при этом определённые правила.

Правильные варианты приветствия

Есть более «продвинутые» варианты:

Лучше, конечно, узнать о действующих приветствиях ещё до того как входить в камеру или барак, если это каким-то образом у вас получится. Причём не только о «правильных», но также и о недопустимых. Ведь временем всё меняется как в жизни обычной, так и в лагерной.

Как не следует приветствовать сокамерников?

Не следует говорить, обращаясь к будущим соседям по камере, такие варианты приветственных слов, которые могут спровоцировать дополнительные вопросы или окажутся неприемлемыми для отдельных обитателей хаты. Некоторые из них лучше выбросить из своего лексикона.

Например, следующие приветствия говорить нежелательно:

Но если судить по откровениям бывалых в таких местах, то на каждой зоне принимают по-своему. Иногда достаточно просто сказать: «Здравствуйте!» – и вопросов никаких не возникает. Кроме того, и ко всему прочему, о чём многие наслышаны, на современных зонах относятся не так, как было в советское время.

Иные, отбывавшие недавно наказание, делятся воспоминаниями о своем первом дне в хате и говорят, что при входе на них даже внимания практически никто не обратил. Кое-кто кивнул на приветствие, показал свободную шконку и занялся своим делом. Пришлось самим расспрашивать, какие порядки в хате, на зоне, кто смотрящий.

Что такое «Вечер в хату»?

Это обусловлено тем, что в это время суток снижается контроль администрации и надзирателей колонии над заключенными, по сути, в своих хатах они остаются предоставленными самим себе. Именно тогда начинаются всякие развлечения и деловые отношения как между сокамерниками, так и между соседними хатами. Например:

На приветствие следует отвечать. Ответ может быть разным. Одними из них являются:

Отдельно следует отметить такое — полное — приветствие воров: «АУЕ! Вечер в хату – жизнь ворам!». Аббревиатура «АУЕ» перед пожеланием означает выражение «Арестантский Уклад Един», то есть некий смысл единения воровского сообщества.

Кроме того, аббревиатура служит одновременно возгласом радости в приветствии одного вора другим. «Жизнь ворам», скорее всего, означает уважение заключенных бродяг друг к другу и равнодушие к закону.

Но опять же, если вы читаете эту статью и скоро, к сожалению, по этапу двинете в сторону колонии, значит вы с воровскими укладами не знакомы и лучше не выпендриваться, не применять никаких «вечер в хату» и «АУЕ» (ставший таким популярным в молодежных кругах в 2018 году).

Как здороваться с другими арестантами?

Прибыв на зону или тюрьму (именно так говорят заключённые – «на зоне», «на тюрьме») и правильно поздоровавшись при входе в хату, как описывалось выше, первоходу на этом следует и остановиться. Никаких рукопожатий от кого-либо ожидать не нужно – с незнакомцами так здороваться здесь не принято.

Более того, их нельзя ни от кого принимать, а также протягивать руку самому. Даже в том случае, если в хате оказался знакомый по воле человек (сосед, одноклассник, сослуживец, бывший коллега и так далее). Причин, почему этого нельзя делать, существует несколько.

Кроме того, нужно придерживаться следующих правил:

Что происходит дальше?

После общего приветствия для первохода может последовать самое разное развитие событий. Многое ещё зависит от того, в какую хату попадает первоход – в нормальную (правильную) или к гопникам (быдлу).

В первой из них в основном живут по понятиям, основной костяк сидельцев в них – мужики, над которыми имеется так называемый смотрящий из блатных. Во второй кучкуется группировка отморозков и беспредельщиков, не имеющих реальной силы на зоне, но представляющих реальную угрозу для новичков.

Быдлу не свойственно что-либо человеческое – ни переживания, ни сочувствие, так как они в первую очередь думают лишь о себе, унизить и поиздеваться над беззащитным новичком они редко упустят. С гопниками нужно особенно быть осторожными.

В правильных хатах вряд ли будут устраивать испытания, которые называют пропиской. А вот гопники могут её устроить. Но от неё в любом случае отказываться нельзя. Но в быдло-хате могут испытания начать сразу после того, как новичок першагнёт порог камеры.

Но всё по порядку: сначала о том, что должно последовать после приветственных слов. После приветствия, если никакой реакции со стороны арестантов не следует, вошедшему новичку нужно громко сказать статью, по которой он был осужден.

Какие вопросы могут задать первоходу в хате, и как на них отвечать?

После того как новичок поздоровался, в любой хате могут последовать вопросы, на каждый из которых нужно обязательно честно и чётко отвечать, не скрывая истинное положение вещей. Нужно уяснить себе тот момент, что всё тайное на зоне скоро станет явным. И если соврать, то можно потом об этом запоздало пожалеть.

Итак, распространённые вопросы первоходу.

После этих вопросов (если новичок не опущенный) обычно подводят к смотрящему и он определяет шконку и полку. куда можно поставить свои вещи. Могут пригласить к столу попить чай. За чаем, скорей всего, будут подробней расспрашивать и о жизни на воле, и об осуждении, чтобы окончательно для себя понять, что за человек перед ними.

Читайте также:  Флективные фузионные языки это

Тест с полотенцем – встречают так сейчас новичков или нет?

Эта традиция существовала в советское время, но в настоящее время осталась только лишь в колониях для малолеток и на некоторых общережимных зонах, и то только в быдло-хатах. Но если такое случилось, то не нужно тушеваться. Сделать правильно в такой ситуации надо так: встать на полотенце, вытереть ноги и пройти дальше.

Существует ли сейчас обычай прописки?

Прописка существовала когда-то, но сейчас осталась у малолеток, в хатах с уголовниками или гопниками на зоне общего режима. Представляет собой испытание новичка на «вшивость» и сообразительность. Задаются непростые вопросы или задачки, на которые нужно отвечать или решать.

Часто вопросы имеют два варианта ответа, а задачи – один или два. И все варианты, если их выбрать, являются проигрышными для испытуемого. дело в том, что нужно найти такой ответ или решение, кроме предлагаемых, чтобы быть в выигрыше.

Например, если спрашивают, подавая домино «пять-шесть», что он выбирает – пять или шесть, то нужно ответить – чёрточку между ними. Если подумать головой, всегда можно найти, что ответить. А «пятёрка» символизирует опущенного, а «шестёрка» – болтуна и клеветника.

Если в первый раз первоход не выдержит испытание, то ему дают возможность исправить ситуацию в следующий раз. Но если и во второй раз он не пройдёт, то ему дают выбор: присоединиться к опущенным или к чухоням. Можно избежать такого выбора выкупом или отработкой.

Немного о быте

Вот некоторые вещи, о которых нужно помнить всегда:

Подробнее о том, что нельзя делать в тюрьме ночью, читайте в этом материале.

Советы, чего делать не следует

Вот ещё несколько советов, чего на зоне делать не следует новичку.

Интересное видео

Предлагаем посмотреть видео о том, как входить в хату на зоне:

Источник

Новичок в тюрьме или как первоходу правильно вести себя в хате. Тюремная иерархия

Тюремное заключение – серьезное испытание для любого человека, не привыкшего к замкнутому пространству и довольно специфическому обществу. Особенно жестоко оно для первоходов, то есть людей, отбывающих заключение в первый раз.

ИВС, СИЗО, судебное заседание, приговор, этапирование, карантин, поселение на зоне – на каждом из этих этапов возможны ошибки, приводящие к поистине катастрофическим последствиям. Совершив одно неправильное действие даже по незнанию, можно попасть в касту неприкасаемых («обиженных»), откуда в ряды «мужиков», а тем более «блатных», уже пути нет.

О тюремной иерархии

Тюремное общество глубоко иерархично. Это накладывает жесткие рамки на систему взаимоотношений осужденных. Прежде всего имеет значение «масть» заключенного:

Костяк тюремного сообщества, этакая местная элита. Блатные пользуются максимальным количеством привилегий, но и ограничений на них налагается тоже много. «По понятиям», им запрещается работать, подчиняться администрации, заниматься уборкой, а ранее ворам в законе даже нельзя было иметь семьи. Блатные придерживаются строгих правил, и если вы их выучите, проблем быть не должно. Эти люди заинтересованы в сохранении порядка в камере, и из их числа назначаются положенцы и смотрящие, призванные не допустить беспредела. С ними лучше обращаться уважительно, но без подобострастия.

Самый многочисленный класс, так сказать, народ. Мужики спокойно работают, живут по общим правилам и рассчитывают побыстрее вернуться на волю, в обычное общество. Если первоходу удается избежать ошибок на старте, как правило, он становится мужиком. Это идеальная позиция.

А вот это как раз люди, которые эти самые ошибки совершили (за исключением добровольных гомосекусуалистов или сидящих по статьям за изнасилование). Обычно это неправильно сказанные слова и определенные поступки (воровство у своих, донос администрации, общение с другими людьми из этой касты). Ранее ритуал «опускания» предполагал совершение гомосексуального акта с потенциальной жертвой, сейчас такое встречается редко и преимущественно на малолетке. В женских тюрьмах и колониях гомосексуальные связи и вовсе не табу.

Пособники администрации, делающие для нее грязную работу в надежде на снисхождение. Быть частью этой группы низко, поэтому редко кто идет на сотрудничество с администрацией добровольно.

Вывод – постоянно держать глаза и уши открытыми.

Как войти «в хату»

Это, пожалуй, самый сложный момент, выводящий первохода на стартовую позицию. Благо, сейчас администрация тюрем старается разместить заключенных по камерам в соответствии с «мастью». Это дает возможность избежать конфликтов с первых часов заключения, а новички могут изучить тюремные правила в относительно спокойной обстановке, без пресса авторитетов.

При первом входе как в камеру, так и в барак, наиболее важны:

Лучше всего остановиться на нейтральном варианте типа «Добрый вечер», «Доброго здоровья», «Мир/вечер в хату». От панибратских приветствий, тем более с намеком на «масть» (типа «Привет, мужики» или «Здорова, пацаны»), лучше воздержаться.

Не стоит занимать с ходу свободную «шконку» (кровать). Следует поинтересоваться, свободно ли здесь и можно ли расположиться. Кстати, в зоне не «спрашивают» в обычном смысле этого слова, а «интересуются» – это тоже лучше усвоить. Если вдруг под ноги вам бросят полотенце, поднимать его не нужно, просто перешагните. А если скажут, что эта хата для «петухов», сделайте вид, что испугались и пару раз стукните в дверь с требованием перевести вас в другую камеру.

​ Один бывалый осужденный рассказывал, что самая жесткая прописка – на малолетке, где беспредел смешивается с устаревшими блатными понятиями во взрывоопасной пропорции. За неправильное поведение на прописке могут даже опустить физически, причем с жестоким избиением. Во взрослых тюрьмах и зонах (конечно, в «правильных») теперь прописка сводится преимущественно к разговору. Нового заключенного спрашивают, кто он «по жизни», за что сидит и так далее. В роли инициатора опроса обычно выступает смотрящий.

Общие правила поведения новичка в тюрьме

Первые несколько дней лучше посвятить изучению тюремных правил и без особой на то необходимости ни с кем не общаться. Исключение – собственно смотрящий, которому можно и нужно задавать вопросы. Это расценивается положительно: человек хочет жить спокойно, с соблюдением неписаных правил.

Прежде всего нужно запомнить главные постулаты:

​ Здороваться за руку в тюрьмах особо не принято, особенно с незнакомыми. Вдруг окажется, что этот человек – обиженный? С ними в принципе общаться не принято: нельзя прикасаться, сидеть за одним столом, пользоваться общими предметами. Вы можете отдать что-то обиженному из милосердия или в обмен на услугу, но к этой вещи уже прикасаться нельзя. Люди этой «масти» обязаны сами сообщать о своем статусе, дабы незнакомый человек ненароком не принял их за блатных или мужиков.

Бывает, другие заключенные сами лезут в душу, дабы поразвлечься и вывести первохода на какой-нибудь «косяк». Это признак плохого тона, откровенничать не нужно. Можно даже сообщить об этом смотрящему, ведь навязчивый собеседник может оказаться «наседкой», то есть тайным осведомителем правоохранительных органов или тюремной администрации.

​ Брать что-то чужое без разрешения категорически запрещено – это воровство у своих, то есть, крысятничество. Запомните: в тюрьме нет ничего «ничейного»! Если в чем-то нуждаетесь (сигареты, чай), попросите смотрящего выделить немного из общака (общего имущества). Но это придется вернуть как минимум в том же размере!

Одно упоминание об оральном сексе способно превратить честного мужика в обиженного. Поэтому вообще лучше не говорить о собственных сексуальных предпочтениях и опыте.

Это противоположная сторона медали: если вы не будете отвечать на вопросы и общаться в принципе ни с кем, это может быть расценено как высокомерие. Да и вообще замыкаться в себе, да еще и в таких условиях, губительно для психики.

Даже если вы на воле слыли мастером покера, ни в коем случае не садитесь играть с сидельцами на интерес. Не факт, что с вами будут играть честно, а карточные проигрыши не прощаются. Если не сможете отдать долг или выполнить желание выигравшего, автоматически станете обиженным. Отказаться просто – достаточно элементарного «не хочу».

Сегодня вам пришла передачка, и скоро ее не будет. Внесите что-то в общак, поделитесь с другими – человечность ценится везде, особенно там, где она в дефиците. Завтра помогут вам.

​ Будьте вежливы, но не покорны. В конфликты постарайтесь не вступать, тем более не инициируйте их. Все хотят жить спокойно, с минимумом проблем. Однако если на вас будут конкретно «наезжать», требовать выполнения какой-то работы (например, уборки камеры вне очереди), вымогать деньги, сигареты или продукты, нужно дать отпор. Если вы правы, за вас заступятся остальные осужденные, можно призвать в арбитры и смотрящего.

Не стоит принимать презенты от других сидельцев, пока вы не убедитесь, что это делается из дружеских побуждений (а в этом в первые дни разобраться точно невозможно). Иначе в ответ от вас потребуют какую-нибудь услугу (убрать камеру, помыть посуду, постирать белье вместо «дарителя»), и вы сами не заметите, как превратитесь в «шестерку» (малоуважаемого слугу на побегушках).

Общение новичка с бывалыми заключенными

В данном случае самое главное – соблюсти паритет. С одной стороны, осужденный должен быть вежлив и уважителен с другими сидельцами, с другой – ни при каких условиях не терять чувства собственного достоинства, иначе он лишится уважения.

Импульсивные слова и поступки не приветствуются в принципе: за каждое слово придется отвечать. И если вы оскорбили человека незаслуженно, он имеет полное право дать отпор физически. А может и призвать смотрящего, что чревато переводом скандалиста и клеветника в ранг неприкасаемых.

Особенно следует быть аккуратным с матерными выражениями – они всегда воспринимаются как агрессия, даже если не направлены на конкретного человека. Если оскорбили вас лично (особенно если «послали» или назвали любым синонимом, обозначающим пассивного гомосексуалиста), нужно жестко «спрашивать», то есть драться. Даже если вы слабее физически, такое прощать нельзя. Синяки и раны заживут, а вот безропотное «глотание» оскорблений наложит жесткий отпечаток на все дальнейшее пребывание в местах заключения.

Некоторые слова и выражения, абсолютно невинные с точки зрения обывателя, в тюрьме и на зоне трактуются совершенно иначе.

Краткий ликбез:

Тюремный жаргон обширен, привести в одной статье полный словарь по понятным причинам мы не можем. Постепенно этот специфический «сленг» усвоится.

Правила гигиены в местах лишения свободы

Правила личной гигиены в местах лишения свободы возведены практически в ранг религии. Первохода оценивают не только по заслугам и разговору, но и по чистоплотности. Это закономерно: в замкнутом пространстве любые нарушения гигиены ощущаются и обоняются особенно ярко.

После каждого посещения туалета следует тщательно мыть руки. Если заметят, что вы поздоровались с кем-то за руку, не совершив этой элементарной процедуры, могут призвать к ответу. Если вы уронили на пол какую-то вещь, ее нужно вымыть, а вот еду с пола поднимать уже категорически нельзя.

Читайте также:  Что такое встраиваемые языки

Нельзя есть, готовить пищу и чай в то время, когда кто-то находится в туалете. И напротив, если сокамерники сидят за столом, от посещения туалета нужно воздержаться. Ежедневно нужно мыть ноги, следить за чистотой вещей, проверять себя на наличие паразитов.

Источник

Блатной жаргон (арго) — феня

Блатной жаргон (арго) — феня

Пришло несколько писем с просьбой осветить тему блатного жаргона — так называемой фени. Даже было письмо читателя рассылки «Жизнь и психология тюрьмы», который, прочитав фрагмент повести Алексея Павлова «Должно было быть не так», написал, что единственное, что он понял, что почти ничего не понял.

Тема большая, и казалось бы, ей можно было бы посвятить не один выпуск. Но, сев писать, я понял, что не так и много знаю. То есть вроде как ориентируюсь и при необходимости пользовался, но…

Если о законах, понятиях, традициях, фактах, легендах, историях разговоры в тюремной хате заходят вновь и вновь, круговорот лиц и событий не останавливается ни днем, ни ночью, то феней просто пользуются. На ней говорят, но о ней — нет. Также как и с «нормальным», ежедневным общением — мы не задумываемся о том, как и с помощью каких слов это делается.

Поэтому впервые за время открытия рассылок, решил поинтересоваться, что думают теоретики по поводу явления блатного арго, как выражения уголовно-тюремной субкультуры (то, о чем мы с вами беседуем, оказывается, называется по науке именно так). Как оказалось, имеется немало словарей воровского арго, в том числе он-лайн, есть свои специалисты.

Цитата с www.aferism.ru: «Уголовный жаргон стали изучать еще в царской России (так, В. Трахтенберг, составивший «Жаргонъ тюрьмы», г. Санкт-Петербург, 1908 год, сам был первостатейным мошенником и продал правительству Франции рудники в Марроко, которых никто и в глаза не видел). Ряд статей и монографий увидел свет в первые годы Советской власти. Позже исследовать феню считалось дурным тоном, и она печаталась лишь в справочниках Министерства внутренних дел сугубо для служебного пользования. В 1982 году во Франкфурте-на-Майне издательство «Посев» выпустило «Словарь Арго ГУЛАГа» под редакцией Б. Бен-Якова. Тогда же появилось и нью-йоркское издание «Словаря блатного жаргона в СССР». Спустя год, в Нью-Йорке В. Козловский выпустил «Собрание русских воровских словарей» в четырех томах. В начале 90-х «блатную музыку» начали печатать и в России».

Здесь же надо отметить знаменитого француза Жака Росси, 21 год «оттарабанившего» по островам ГУЛАГА, написавшего фундаментальный «Путеводитель по ГУЛАГу» — нечто похожее на толковый словарь лагерной жизни и лексики. Кстати, умер Росси летом этого года в возрасте 95 лет. Не так и далеко от нас те времена…

Отмечу также, что ничего из вышеприведенного читать не довелось, привожу вам это в качестве общей информации из разных источников без своих комментариев. Может когда и почитаю…

Также среди корифеев жанра надо обязательно вспомнить Фиму Жиганца (в миру Александра Сидорова), — как я понял, одного из наиболее авторитетных исследователей фени, автора словарей и трудов по истории воровского мира России, журналиста, поэта и переводчика, в том числе, классической поэзии на блатной жаргон (есть, оказывается, и такие переводы).

Есть, оказалось, даже писатели и поэты, пишущие на фене, как например:

«Поэт, отчаянный босяк, гуляка и романтик ХV века Франсуа Вийон, который создал одиннадцать баллад на языке французских уголовников — кокийяров. До сих пор даже в самой Франции эти тексты до конца не переведены на «нормальный» литературный язык и не поняты». (Фима Жиганец)

Так что, как видите, уголовный жаргон — явление не только российское и не только современной нам эпохи. Своя блатная феня есть практически в любом языке, где имеются криминальные прослойки и сообщества. А имеются они везде и имелись всегда. И, насколько я понимаю — будут и в будущем.

А теперь несколько собственных замечаний.

Пользующихся феней можно разделить на две основные группы — соответственно двум основным группам обитателей тюрьмы — братве и остальным, т. н. пассажирам (подробнее об этом я писал во втором выпуске этой рассылки). Для первых это как родная стихия, это носители языка, для вторых — это скорее иностранный язык, который они изучают по необходимости. Первые иногда и не умеют выражать свои мысли по-другому. Они думают на фене. Вторые зачастую достаточно быстро начинают ее понимать, но вот пользуются с трудом, обычно только для обозначения понятий, специфических для тюрьмы и блатного мира, и отсутствующих в вольной жизни.

Есть и немаленькая прослойка так называемых наблатыканых — представители второй группы, своим поведением и языком стремящиеся «проконать» под блатных. Уважением они не пользуются ни у первой группы, ни у другой, по, я думаю, понятным причинам. Но, из-за агрессивного поведения, связанного со страстным желанием отказаться от своего «происхождения» и утвердиться в другом, в их глазах более высоком, «классе», они играют не последнюю роль в жизни тюрьмы, являясь, обычно, инициаторами беспредела, конфликтов, интриг.

Назвать феню полноценным языком, конечно же, не представляется возможным. Она скорее сродни профессиональному жаргону. С уже упоминавшегося мною великолепного сайта Александра Захарова www.aferism.ru приведу такой фрагмент:

«Владимир Даль назвал уголовный жаргон «блатной музыкой», которую в прошлых столетиях сочиняли «столичные мазурики, жулики, воры и карманники». Жаргон (феня) возник из языка офеней (коробейников) и напоминает языки некоторых этнических групп, в том числе африканских и греческих. Некоторые исследователи считают, что в седьмом веке на Руси проживал офенский народ, исчезнувший почти бесследно и оставивший о себе память лишь в русских былинах. Археологи не отрицают эту версию, но и прямых подтверждений пока не найдено.

Феня также не однородна. Свои оттенки, особенности лексики имеет каждая тюрьма и зона. Различаются немало западные, южные и восточные «диалекты». На Украине миска называется нифель, в России — шлемка. В одних местах камерный стол зовут дубок, в других — общак. И таких примеров немало. Кроме того, каждая преступная профессия — карманники, домушники, фармазонщики, кидалы и т. п., имеют свой специфический словарный запас.

Феня несет и опознавательную функцию в преступной среде, позволяющую отличать своих и чужих. Академик Дмитрий Лихачев в статье «Черты первобытного примитивизма воровской речи» (с того же сайта www.aferism.ru) писал:

«Воровская речь должна изобличать в воре «своего», доказывать его полную принадлежность воровскому миру наряду с другими признаками, которыми вор всячески старается выделиться в окружающей его среде, подчеркнуть свое воровское достоинство: манера носить кепку, надвигая ее на глаза, модная в воровской среде одежда, походка, жестикуляция, наконец, татуировка, от которой не отказываются воры, даже несмотря на явный вред, который она им приносит, выдавая их агентам уголовного розыска. Не понять какого-либо воровского выражения или употребить его неправильно — позорно…».

Сразу ремарка: «примитивизм» — как я понимаю академика, это преобладание эмоциональности над разумом, вероятно, при не очень больших их абсолютных величинах. Профессиональные преступники как раз в своей массе имеют именно такой психологический портрет.

Роль фени для сокрытия смысла сказанного или написанного от посторонних на сегодня ушла в тень. Скорее всего, благодаря тем же фильмам и книгам, проникновению в повседневный язык, изучению ее лингвистами и правоохранителями, видоизменение воровского движения как такового. Да и этот аспект не так однозначен — скрывая с помощью фени, может быть, конкретные дела или намерения, вор одновременно раскрывает себя как представителя преступного мира. Поэтому настоящий профессионал перед своей жертвой вряд ли станет ботать по фене.

Надо также отметить, что феня, о которой говорит Даль, на сегодня также пришла в упадок. Свой расцвет современный тюремно-уголовный жаргон получил во времена сталинских лагерей и более поздних советских тюрем, когда на одних нарах парились уголовники и профессора, работяги, инженера, славяне, азиаты, кавказцы, китайцы и чуть ли не полинезийцы, взаимно обогащая и рождая то, что мы сегодня называем этой самой феней. Но это уже совсем другая речь, — немного не та, свидетелем которой был Даль.

Пример такого синтеза — «гнать порожняк». Вероятно, фраза возникла из жаргона железнодорожников, хотя и Бог его знает откуда она взялась у них. Порожний — по украински значит пустой.

Основная же масса терминов — обычные слова русского языка, часто упрощенные, вульгаризированные, иногда просто в современном языке считающиеся устаревшими или берущие свое начало от общеславянских корней, которым иногда придается несколько иное, но, зачастую, остроумное значение.

Решка — решетка, акула — ножовочное полотно (для перепиливания решетки); барыга (ср. барыш, барыши) — скупщик краденого, торговец в зоне или осужденный по хозяйственным статьям, коммерсант; беспредел — беззаконие; тормоза — двери в камере; западло; заточка; следить за базаром (за метлой); подмотать вату — собрать вещи, съехать (от камерного скрутить матрас — вату, при выезде из хаты); гнать — переживать, говорить не в тему, или против, или неправду; опустить, обидеть — изнасиловать; пацан; мужик; общак; кум — опер, и т. п.

Целый набор зоологизмов — да простят меня лингвисты, не знаю, есть ли у них такой термин. Козел (рогатый), олень, петух, курица (наседка) — стукач, черт, демон (отнесем и их к этой группе), бык, конь, конячить, кобыла, крыса (ворующий у своих), крысятничать, гад…

Множество прилагательных, перешедших в разряд существительных: кумовской, ментовской, мусорской, опущенный, обиженный, блатной, черный, красный, цветной, серый, полосатый, угловой, смотрящий…

О всемерном проникновении фени в повседневную речь, в средства массовой информации, кино, литературу немало сейчас говорят, и, в основном, с отрицательным оттенком. Но — «с песни слова не выкинешь». Это часть нашей культуры, нашей жизни — через тюрьмы за свою жизнь проходят не меньше 10–15 % мужского населения страны. И такое «проникновение» отчасти связано с проникновением все большего количества информации об этом затерянном мире в общество. То, что раньше (да и сейчас немало) тщательно скрывалось, постепенно выходит наружу.

Да и нельзя отрицать то, что феня имеет свою музыку, свой шарм, что отмечал вышеупомянутый классик словесности. Если отбросить обывательскую предвзятость по поводу «морального облика» ее носителей, то этого нельзя не заметить. Меня неоднократно буквально поражала и завораживала емкость слов и фраз блатной лексики, ее музыка. Это живой, яркий, эмоциональный и самобытный язык, который всегда будет привлекать этим нормальных людей, в среде которых никогда не приветствовалась рафинированная речь школьных учебников.

Это можно объяснить и тем, что феня ориентирована больше на эмоции, а не на интеллект. Как и романтика воровской жизни, в которой мало логики, зато много эмоций. Поэтому ею будут пользоваться, вплетать в речь. Это такой же русский язык, часть российской, имперской, советской, теперь — постсоветской — уж не знаю как и называть ее — культуры и поэтому им просто невозможно засорить «великий могучий» и остальные не менее красивые языки. Засорить их можно только тупоумием не к месту и без чувства использующих феню и ханжеством ревнителей «чистоты» и «правильности». Например, когда премьер-министр на заседании кабинета министров говорит — «мы порожняки не гоняем!», то это как-то явно «не в тему».

Читайте также:  Произношение на немецком языке животные

Матерное слово к месту сказанное заменит три пространных предложения. Так же и с феней. Просто надо за метлой следить:) — всему свое время и место. Да и назвать феню чисто прерогативой уголовного мира, как минимум, несерьезно. Сейчас трудно сказать, что и куда перешло — из фени в повседневную речь или обратно. И где проходит между ними грань. Как и между т. н. «нецензурной» и «цензурной» речью.

Вот одно из небольших четверостиший, кристаллы одного из множества безвестных лагерных поэтов, которые мне передал Владимир Буковский (мне, честно говоря, не по себе, что такой человек проявил интерес к моему творчеству, но не могу удержаться, чтобы не упомянуть это имя):

Мата нечего стесняться,

Мат затем и матом стал,

Чтобы людям изъясняться

Словом чистым как кристалл

Вспоминаю свою бабку, простую неграмотную крестьянку из села Зятковцы Винницкой области. Как она под настроение могла «загнуты матюка!» С каким чувством, экспрессией, музыкой — я такого больше никогда не слышал. Она не знала о том, что какие-то слова могут быть цензурными, а какие-то нет. Она никогда в школе не разлагала предложения на главные и второстепенные члены, не задумывалась над проблемами лингвистики. Ее речь была просто продолжением ее мыслей и эмоций. И будучи экспрессивной женщиной, делала это со всей присущей ей силой. Знала бы она, что так «нехорошо», и не было, наверное, бы той музыки.

Как в старом анекдоте:

Бабулька, проходящая свидетельницей по делу об изнасиловании, повествует суду:

— Иду я, значит, смотрю — а в кустах ебутся!

Привел я это отступление от фени к мату по той причине, что и к одному, и к другому явлению имеется сходное отношение, как к чему-то низкому и недостойному. При ближайшем же рассмотрении — и высокое, и низкое вместе как раз и составляют одно целое.

А вообще, я профан «высокого» слога и сочинения в школе не так часто вытягивал выше «тройки» (признаюсь честно). Так что воспринимайте это как позицию языкового троечника. Что с него возьмешь…

Ничто не даст вам большего уважения, как естественность поведения и речи. Самодостаточность и уверенность в себе и своих принципах ценится больше всего в любой среде, и криминальное общество здесь не исключение. Даже если ваши принципы не совпадают с воровскими. Если такие качества есть в наличии, речь будет выражать ваше внутреннее состояние. Если же там сумбур, страх, тщеславие и самолюбование, то никакие модные словечки не скроют это.

Поэтому лучше потратить время на определение своих истинных целей в жизни и своей истинной сути, а все остальное приложится. Не надо ни под кого подстраиваться, а оставаться самим собой. Это очень непросто, особенно на первых порах, согласен. По крайней мере, в первое время лучше больше слушать и меньше говорить. Дальше — по обстоятельствам. Я был около года в разных хатах старшим (т. н. смотрящим), постоянно при этом говоря, что я не живу по воровским понятиям и не принимаю их — и тем не менее, был.

Урыли честного жигана

И форшманули пацана,

Маслина в пузо из нагана,

Макитра набок — и хана!

Не вынесла душа напряга,

Гнилых базаров и понтов.

Конкретно кипишнул бродяга,

Попер, как трактор… и готов!

Готов. не войте по баракам,

Нишкните и заткните пасть;

Теперь хоть боком встань, хоть раком, —

Легла ему дурная масть!

Не вы ли, гниды, беса гнали,

И по приколу, на дурняк

Всей вашей шоблою толкали

На уркагана порожняк?

Куражьтесь, лыбьтесь, как параша, —

Не снес наездов честный вор!

Пропал козырный парень Саша,

Усох босяк, как мухомор!

Мокрушник не забздел, короста,

Как это свойственно лохам:

Он был по жизни отморозком

И зря волыной не махал.

А хуль ему. дешевый фраер,

Залетный, как его кенты,

Он лихо колотил понты,

Лукал за фартом в нашем крае.

Он парафинил все подряд,

Хлебалом щелкая поганым;

Грозился посшибать рога нам,

Не догонял тупым калганом,

Куда он ветки тянет, гад!

Но есть еще, козлы, правилка воровская,

За все, как с гадов, спросят с вас.

Там башли и отмазы не канают,

Там вашу вшивость выкупят на раз!

Вы не отмашетесь ни боталом, ни пушкой;

Воры порвут вас по кускам,

И вы своей поганой красной юшкой

Ответите за Саню-босяка!

Погиб Поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой.

Не вынесла душа Поэта

Позора мелочных обид,

Восстал он против мнений света

Один, как прежде… и убит!

Убит. к чему теперь рыданья,

Пустых похвал ненужный хор

И жалкий лепет оправданья?

Судьбы свершился приговор!

Не вы ль сперва так злобно гнали

Его свободный, смелый дар

И для потехи раздували

Чуть затаившийся пожар?

Что ж? веселитесь… он мучений

Последних вынести не мог:

Угас, как светоч, дивный гений,

Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно

Навел удар… спасенья нет:

Пустое сердце бьется ровно,

И что за диво?… издалека,

Подобный сотням беглецов,

На ловлю счастья и чинов

Заброшен к нам по воле рока;

Смеясь, он дерзко презирал

Земли чужой язык и нравы;

Не мог щадить он нашей славы;

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что он руку поднимал.

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли, и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

ЧЕСТНЫЙ, честняк, чеснок — уважительное определение в уголовно-арестантском мире: «честный вор», «честный пацан», «честный арестант» и проч. Другие подобные эпитеты: «достойный», «правильный», также — «праведный».

ЖИГАН — отчаянный, дерзкий, «горячий» преступник, уголовник. Положительная характеристика. В арго слово пришло из русских говоров, где корни «жиг», «жег» связаны со значениями «палить», «гореть», «производить чувство, подобное ожогу», а также с нанесением болезненных («жгущих») ударов. И слово «жиган» первоначально связано с огнем (кочегар, винокур, человек, запачкавшийся сажей), позже — с «горячими» людьми (плут, озорник, мошенник).

В уголовном мире царской России «жиганы» были одной из самых уважаемых каст. В каторжанской иерархии, по свидетельству одного из исследователей преступного «дна» дореволюционной России, писателя и журналиста А.Свирского, «жиганы» относились к высшему разряду — «фартовикам», причем к «сливкам» «фартового» общества.

И до сих пор в сознании шпанского братства жиган — удалец, герой, сорви-голова.

ФОРШМАНУТЬ — обесчестить, оклеветать.

ГНИЛЫЕ БАЗАРЫ — нехорошие разговоры.

ПОНТЫ — притворство, показуха, лицемерие.

КОНКРЕТНО — серьезно, резко, бескомпромиссно. «Конкретный» — так определяют человека, который не занимается болтовней, а быстро, четко делает дело. Особенно часто говорят так и о суровых людях, умеющих скоро и жестко разобраться со своими недругами: «это — пацан конкретный».

КИПИШНУТЬ — возмутиться, устроить скандал, поднять голос против кого-либо.

ПОПЁР, КАК ТРАКТОР — чаще говорят «попер, как трактор по бездорожью», «переть по бездорожью»: то же, что «переть буром» — напролом, не думая о последствиях, не боясь никого, отчаянно.

МАСТЬ ЛЕГЛА — так вышло, такая судьба.

БЕСА ГНАТЬ — лгать, болтать пустое, обманывать.

ПО ПРИКОЛУ — ради смеха, под настроение, по прихоти.

НА ДУРНЯК — рассчитывая на чье-то простодушие или глупость.

ШОБЛА — компания, сообщество, группа подельников.

УРКАГАН, урка, уркан, уркач — опытный уголовник. Из жаргона сибирской каторги, от искаженного «урки» — уроки, дневные рабочие задания для ссыльнокаторжных.

ТОЛКАТЬ ПОРОЖНЯК — говорить пустое, ерунду, бессмыслицу. Заимствовано из жаргона железнодорожников.

КУРАЖИТЬСЯ — веселиться, радоваться, гулять. Также — издеваться над кем-то, насмехаться. От французского «кураж» — отвага.

ЛЫБИТЬСЯ, КАК ПАРАША — широко улыбаться. Вообще «лыбиться» — грубо-просторечная лексика. Но приведенный выше фразеологизм — чисто босяцкое выражение.

ЗАБЗДЕТЬ — перепугаться, дать слабину.

ОТМОРОЗОК — преступник «без понятий», не знающий никаких границ, лишенный даже зачаточных представлений о справедливости, чести, легко идущий на пролитие крови, убийства. Существуют также фразеологизмы типа «мозги отморожены», «глаза отморожены».

А ХУЛЬ ЕМУ? — а что ему?

ФРАЕР — см. комментарий к Тютчеву.

ЗАЛЁТНЫЙ — чужой, нездешний. На уголовном сленге также — «гастролер».

КЕНТ — друг, приятель.

КОЛОТИТЬ ПОНТЫ — в данном случае: красиво проводить время, бездельничать, также — работать на показуху, на имидж.

ЛУКАТЬ, лукаться — чего-либо искать, вызнавать, бродить в поисках; в блатном жаргоне — из русских говоров.

ФАРТ — счастье, удача.

ПАРАФИНИТЬ, лить парафин — обливать грязью, клеветать, унижать.

ХЛЕБАЛОМ ЩЁЛКАТЬ — в данном случае: безответственно болтать.

ПОСШИБАТЬ РОГА — избить, лишить авторитета; примерно то же, что «башку оторвать». Особенно нетерпимо такое оскорбление еще и потому, что человека относят к породе «рогатых». Сравнение с рогатым скотом в жаргоне чрезвычайно унизительно: «черт», «демон», «демонюга», «козел», «бык», «рогомет», «олень» и проч.

ВЕТКИ — руки, кисти рук, пальцы.

КОЗЁЛ — страшнейшее оскорбление в уголовно-арестантском мире.

ПРАВИЛКА — судилище, сходка, на которой воры или «авторитеты» обсуждают серьезный проступок уголовника.

БАШЛИ — деньги, соответственно башлять — платить.

КАНАТЬ — проходить, удаваться; «не канает» — не проходит.

ВЫКУПИТЬ — понять, разоблачить.

НА РАЗ — тут же, сразу.

БОТАЛО — язык (чаще — дурной язык).

КРАСНАЯ ЮШКА — кровь.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Жаргон профессиональных преступников

Жаргон профессиональных преступников Сопоставление словарей «блатной музыки», других работ по этой проблеме, изданных в дореволюционной России и 20-е годы, с современным жаргоном обнаружило существенные количественные и качественные лингвистические изменения и

Анна Русс Марежь (М. : Арго-риск, 2006)

Анна Русс Марежь (М. : Арго-риск, 2006) Очень остроумные, голосистые, лишенные назидательности, всего этого привычного поэтического многословия, будто бы лежащие на ладони стихи.Русс пришла в московский мир поэтических тяжеловесов и снобов, самоуверенных юношей и все

8. Их жаргон

8. Их жаргон В первые дни процесса нацистские бонзы обижались, что, обращаясь к ним, произносят слово «подсудимый». В разговорах между собой даже негодовали. Господин министр, господин рейхсмаршал, господин гроссадмирал — вот как надо было их величать. Теперь свыклись со

Триада: власть мифов, методика Геббельса, язык арго

Триада: власть мифов, методика Геббельса, язык арго Информационная война не закончилась расчленением СССР и приходом к власти «демократов». Обработка общественного сознания продолжалась. Под тотальным воздействием «демократических» СМИ разрушалось целостное

Блатной кодекс наших либералов

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector