Разговариваю на родном языке

Содержание

Защитить себя родным языком

Житель Сыктывкара (столица Республики Коми), активист движения народа коми Алексей Иванов, которого собирались судить за участие в акции протеста, говорил в суде на языке коми, государственном в республике. Это возмутило судью Ирину Юшкову. На повышенных тонах последняя заявила, что производство ведётся на русском языке и эмоционально задавала противоречивые вопросы. Так, судья спрашивала у Иванова, не в «русской» ли школе тот учился, напоминала, что молодой человек живёт в России. В итоге активист отказался подписывать бумаги, оформленные не на коми. В интервью «Idel.Реалии» молодой человек объяснил свою мотивацию — по закону, как считает Иванов, он может разговаривать на коми и просить вести производство на коми, поэтому он будет продолжать настаивать на своём. Как активист признавался ранее в СМИ, он не будет пытаться привлечь судью к ответственности, поскольку не верит, что «сегодня в России можно добиться справедливости в споре с государством». «Idel.Реалии» поговорили с коми активистом.

Казань ответила Москве: Сепаратизм, ответ Путину, этнические обиды?

— Алексей, скажите, пожалуйста, в связи с чем вас задерживали и почему проходил суд?

— Суд был из-за акции 23 января, когда я выходил на митинг, на шествие с людьми в поддержку Навального. После акции, через пять дней, 28 января, приходила полиция ко мне на работу. Сказали, что уголовный розыск, нужно проехать. Я сказал, давайте на месте составлять всё. Они сказали, что они так не могут, поехали с нами, иначе будут проблемы у меня. Я с ними проехал, по пути в машине пока ехали я с ними разговаривал. Сказал, что нельзя людей с работы на пустом месте забирать, что это преступный закон, который они пытаются соблюдать.

Люди имеют право выходить на митинги без согласования. С ними разговаривал, рассказывал, как в Финляндии, там просто ознакомляешь и выходишь на акцию, и всё. Никаких проблем из-за этого не будет, а у нас какой-то фашистский режим, не дают людям с противоположной точкой зрения выходить и выражать свой протест. Когда доехали в полицию, они извинились передо мной за то, что задерживали с работы, сказали, что их работа такая и ничего сделать с этим не могут. В полицию я приехал, там сотрудники из центра «Э» были, которые меня задерживали в 2017 году. Они знали, что я разговариваю на коми и они специально посадили людей, которые понимают коми, но стесняются разговаривать.

При оформлении протокола я сказал, что нужно перевести документы делопроизводства, все нужно перенести на язык коми, согласно статье КоАП РФ 24.2. Они сказали, что ничего переводить не будут, вызвали переводчика, хотя они сами прекрасно всё понимают, но не разговаривают почему-то. Я сказал, что если протокол будет на русском языке, я его не буду подписывать. Я попросил перевести на коми, потому я имею право, такая возможность есть. После этого меня отпустили без подписи, я ничего не подписал, протокол выдали на руки, там было написано, что я отказался подписывать. После этого приехали ко мне опять на работу 11 числа, сказали, что через два часа суд, мне нужно явиться. Мне опять пришлось с работы отпрашиваться. Я пошел в суд. Зашел к судье на заседание, там запись вся есть, три минуты длилась.

— А адвокат присутствовал?

— Я ничего не успел, за два часа до суда мне уведомление прислали, принесли, точнее.

— Распространились запись в интернете, где вы отказываетесь говорить по-русски, а судью это заставило очень занервничать или всё-таки возмутиться, как вы считаете? Какая была реакция судьи?

— Она разозлилась не из-за того, что я отказался разговаривать, а из-за того, что я начал с ней на коми разговаривать. Она не ожидала этого, что я буду на коми разговаривать с ней. Я сразу сказал, что документы должны быть на коми, тогда я подпишу. Я не знаю, почему полицейские не передали ей этого, ведь я попросил перевести всё. Она разозлилась, на аудиозаписи слышно, как она злилась.

— А когда российский судья говорит «вы что, не в «русской» школе учились, у вас что, не «русский» паспорт» и так далее, как вы считаете, это результат безграмотности судьи или всё-таки они настолько привыкли, что можно так обозначать и не считают это чем-то неправильным?

— Мне кажется, это необразованность, люди даже не задумываются. В судах и во всех госучреждениях идет отрицательный отбор, состоящий из людей, которые максимально лояльны, и не важна их компетенция.

— А ваша мотивация в чем заключалась, вы что этим хотели сказать? Вы хотели напомнить властям, что коми язык — это государственный язык республики и он должен использоваться в судебном производстве?

— Мне удобно разговаривать на коми и пользоваться этим языком, поэтому я и с полицейскими до этого, и в судах, тоже был суд такой же однажды за митинги в поддержку Навального, я всегда стараюсь разговаривать на этом языке. Я имею такое право, и это право должно соблюдаться. Раз у них есть закон, по которому мы не имеем право выходить на мирные акции протеста без согласования, пусть свой же закон соблюдают, который обязывает обслуживать людей на государственном языке республики.

Читайте также:  Семинар для учителей английского языка

— Вы не боитесь, что если такая реакция с вашей стороны превратится в массовый метод борьбы с властями, то они могут переписать и этот закон?

— Я уверен, что они будут пытаться и с этим что-то сделать, но раз закон есть, его надо использовать, не важно, что будет дальше. Какая разница: он есть, его не используют, или он есть, его используют, и с этим начинают что-то делать? Если они будут пытаться убирать это, то это возмутит очень многих во многих республиках.

— В России федерализм существует и как это ощущается в вашей республике?

— Вот вы говорите, что вы вышли в поддержку Алексея Навального. Его часто критикуют за то, что он вторит власти в вопросах госязыков, в вопросах федерализма. Вас это не смущает?

— Вот вы говорили о том, что вы видели, как такие процессы происходят в Финляндии. Я так понимаю, вы ссылаетесь на Финляндию, потому что и финны, и коми являются представителями финно-угорских народов. Часто используете опыт независимых финно-угорских государств в анализе ситуации в вашей республике и стране в целом?

— Я привожу Финляндию и Эстонию в пример, потому что я там сам жил какое-то время и видел, как государство существует, как полиция относится к людям, как люди к полиции, как люди друг к другу относятся. Пока я жил в Финляндии, я понял, что эти люди абсолютно такие же, как и у нас, просто у них порядок в государстве, и люди живут в свое удовольствие, не борясь постоянно чем-нибудь, с отсутствием денег или условий каких-то.

— Как вы считаете, почему именно к вам приходят? Ведь уже второй раз вас пытаются привлечь к ответственности, наверняка, в вашей республике выходили многие люди, не ко всем же пришли?

— Ко всем не пришли, потому что большинство, кто выходил на митинг, не являются активистами, их полиция не знает. Меня полиция уже знает, поэтому ко мне пришли. Ко многим таким же активистам пришли и назначили штрафы.

— А вы активист движения народа коми?

— Чего вы хотите у вас в республике?

— Максимально — это получить хорошо работающее государство, не важно, будет ли оно в составе Российской Федерации или нет. Важнее всего, чтобы люди могли разговаривать на родном языке, не стесняясь, и жить в нормальных условиях.

— Вы несколько раз повторили, что у вас в республике многие стесняются говорить на языке коми. Почему так происходит? Это целенаправленная политика государства или как-то у людей у самих вырабатывается такое чувство?

— Тут скорее сложно сказать, почему так. Нет среды языковой у людей, родной язык такой сакральный, который можно использовать только дома. Вне дома они стесняются на нем разговаривать, потому что его нигде нет вокруг, кроме дома. Такой характер у коми, что они больше подстраиваются под окружение, не пытаются навязать свое.

— На ваш взгляд, в России есть регионы, в том числе республики, в которых ситуация отвечает тому, чего бы вы хотели добиться в Республике Коми?

— Сложно сказать, я не интересовался другими республиками. Я просто знаю, как я хочу, и как должно быть по закону и человеческим нормам.

«Ставленники Москвы подконтрольны своим хозяевам, а не народу»

«Idel.Реалии» направили запрос в Сыктывкарский городской суд Республики Коми с просьбой ответить на ряд вопросов. При получении ответа редакция напишет заметку с позицией судьи Ирины Юшковой.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

рамазан алпаут

Журналист «Idel.Реалии». Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта «Реальные люди 2.0».

Источник

Разговариваю на родном языке

ты главное спокойно реагируй и говори с улыбкой что плохо понимаешь по якутски

У меня дочка растет сам русский жена якутка вот проблемка то будет.

моя проблема свой среди чужих, чужой среди своих. спасибо буду стараться не не принимать блтзко к сердцу. а вашей дочери может будет проще, так как люди может иначе начнут к этому относиться.

А я считаю что родной язык тот, которому обучили родители.

все бы так считали, а не придирались к мелочам. язык всего лишь средство общения.

вот родился бы сахаляром по другому пел

В том что плохо говоришь по-якутски вины твоей нет. Ты в этом можешь винить только своих родителей. А тебе посоветую чаще говорить по-якутски, только так научишься. А насчет иностранных языков тоже не фантазируй, без навыка говорить с носителями языка, правильно говорить не научишься ни как. У меня много знакомых которые в интернете общаются с иностранцами без запинки, даже пишут грамотнее их на их же языке, а вот говорить как признаются мне, не умеют. И разговаривать с иностранцами как они сами говорят не смогут.
А вот тем кто говорит на якутском языке выучить английский, немецкий и другие языки намного проще, чем тем, кто говорит только по-русски. Вообще людям которые с детства понимают толко один язык, им труднее освоить другие языки + научиться выговаривать слова на других языках.

я жила в Германии и Австрии. И русский не мой родной язык.

когда я начинаю говорить на одном из своих родных языков надо мной потешаются. если б это было просто я бы не мучилась.

просто не обращай внимание на закомплексованных дурней типа Быйанга.

Помимо языка найдется ещё тысяча причин,, которые не будут устраивать окружающих. Не забывай, что в деревне они варятся в своем котле, сами с собой, а у тебя все дороги открыты и куда они тебя заведут ещё не известно.

Читайте также:  Язык цифр в китае

знакомым твоим надо просто поработать над восприятием иностранной речи.
Смотреть фильмы без переводов например. Да и с развитием технологий, пообщаться по интернету с носителями проблем нет. А остальное лишь психологический блок, видимо немного теряются при живом общении, проходит со временем.

А где связь между якутским языком и английским? )) Никакой, вот у тех кто уже освоил 2 языка шансов больше. Да и раз речь зашла об европейских языках (английский, немецкий, французский) то именно изучение английского способствует более простому обучению другим языкам, т.к. много слов не просто заимствованны друг у друга, но и сами в целом схожи по грамматике и словообразованию. И именно якутский тут не причем.

В чем проблема то учи!

тоже с детства родители говорили только на русском языке, детсад, школа, все друзья

когда приезжала на каникулы к бабушке было очень трудно разговаривать и понимать родной язык. Часто дети обижали, даже дрались. Сейчас вспоминаю с улыбкой. В студенческие годы уже было труднее, многие высмеивали когда говорила на родном. Некоторые спрашивали не киргизка или казашка ли я? Сейчас более менее разговариваю на родном. Не обращай внимание, каждому не угодишь. За то выезжаю на материк и очень хорошо изъясняюсь и меня понимают.

на материке наверно бываешь дней 10 в году

350 дней в году терпеть неудобства большая цена.

ведь даж заики говорят, а ты вродь не инвалид, чего стыдишься?

практика Вам нужна.

У меня двоюродная сестра тоже смешанной национальности, с детства воспитывали говорить по русски. Во времена студенчества заявила что она наполовину якутка и должна знать родной язык, через полгода практики практически говорит без акцента.

некомфортно на потолке спать-одеяло спадает

если кому не нравится твой акцент это его проблема, некоторые народы свой язык вообще не знают, не парься

Но, верхоянско-колымских понять очень трудно из за певчего акцента

человек в первую очередь должен знать свой родной язык, потом хоть римский хоть латинский!

человек в первую очередь должен знать тот язык, где живет, для возможности общения с окружающими. Государства «Якутия» пока ещё нет, есть «Россия», где официальный язык русский. Достаточный минимум для становления личности.
Потом уже пропитываться собственной культурой, если все таки он придет к этому, приступить к изучению иностранных языков и их культур. Главное не поддаваться на провокации и не вестись на неадекватных людей.

Вины родителей автора здесь нет, они вполне могли не придать этому значения, или просто осознано посчитали не нужным.

А что касается сверх бескультурья это обвинять незнакомых людей, тыкать человека носом в пробелы его знаний. Вот скажите, Анна, что вы можете сказать про торсионные поля? Ничего? Не уважаю таких, вам никогда не стать настоящим человеком!

В республике Саха Якутия два официальных языка к вашему сведению,

Да, в курсе, два официальных, но государственный один.

Воспитывают детей по разному, кто-то с утра до ночи ребенку промывает мозг призывая учиться играть на скрипке, кто-то поддерживает ребенка в начинаниях и интересах, например, игры на гитаре. Если уж стараться проявить в другом человеке интерес к чему-либо то явно не негативом «тебя будут все ненавидеть».

Источник

Как формируется наше мышление на родном и иностранном языках.

Одинаково ли мы мыслим на родном и иностранном языках? Как формируются наши моральные ценности и какие факторы влияют на наши моральные суждения? Насколько они незыблемы и постоянны? Ученый-когнитивист, автор книги «Language in Mind: An Introduction to Psycholinguistics» Джулия Седиви рассказывает, как мысленные эксперименты помогают учёным анализировать прочность наших моральных взглядов, какие невероятные этические сдвиги происходят, когда мы думаем и общаемся на другом языке, и почему мы острее чувствуем эмоции, разговаривая на языке, усвоенном в детстве.

Что определяет, кем мы являемся? Наши привычки? Наши эстетические вкусы? Воспоминания? Нажимая эту кнопку, я бы ответила, что, если глубоко внутри меня есть какая-то часть, которая определяет, кто я, то, конечно, это мои моральные ценности — глубоко укоренившееся чувство правильного и неправильного.

И все же, как и у многих других людей, которые говорят более чем на одном языке, у меня часто возникает ощущение, что я становлюсь немного другой, разговаривая на иностранном — более напористой на английском, более расслабленной, когда говорю на французском, и более сентиментальной в разговоре на чешском. Может ли быть, что, наряду с этими отличиями, мой моральный компас также работает иначе — в зависимости от языка, который я использую в данное время?

Психологи, изучающие моральные суждения, очень заинтересовались этим вопросом. Несколько недавних исследований были сосредоточены на том, как люди думают об этике на неродном языке, например, во время общения среди группы делегатов в Организации Объединенных Наций с использованием общеупотребительного лингва франка. Полученные данные свидетельствуют о том, что когда люди сталкиваются с моральными дилеммами, они действительно реагируют иначе, рассматривая их на иностранном языке, в отличие от того, как они решают подобные дилеммы на родном.

В исследовании 2014-го года, которое проходило под руководством Альберта Косты, волонтеры сталкивались с моральной дилеммой, известной как «проблема вагонетки» («trolley problem»). Представьте, что по рельсам мчится вагонетка к группе из пяти человек, не способных сдвинуться с места. Вы находитесь рядом с переключателем, который может перевести стрелки и направить тележку на другие рельсы, тем самым спасти пять человек, но в результате погибнет один человек, стоящий на боковых рельсах. Вы нажмёте переключатель?

Большинство людей говорят «да». Но что, если единственный способ остановить тележку — сбросить крупного незнакомца, который стоит на пешеходном мосту, на пути? Как правило, респонденты очень неохотно говорят, что они пойдут на это, притом что в обоих случаях один человек в любом случае будет принесен в жертву ради спасения пяти.

Читайте также:  Язык средство выражения эмоций это

Но Коста и его коллеги обнаружили, что предложение волонтёрам разрешить дилемму на языке, который они изучали как иностранный, резко увеличивает количество готовых столкнуть человека ради жертвы с пешеходного моста — с менее чем 20% респондентов, согласившихся на своем родном языке, до 50 % тех, кто использовал иностранный (и для тех, и для других родным был испанский, а иностранным языком был английский; носители английского как родного также были включены в исследование, но для них иностранным был испанский язык; результаты оказались одинаковыми для обеих групп, и это демонстрирует, что эффект касается именно использования иностранного языка в подобных ситуациях, а не конкретно английского или испанского).

Предлагая совершенно другую экспериментальную установку, Джанет Джипель и ее коллеги также обнаружили, что использование иностранного языка меняет моральные суждения участников эксперимента. В их исследовании добровольцы читали описания действий, которые, казалось, не вредят никому, но которые многие люди находят морально предосудительными, например, истории, в которых братья и сестры исключительно по обоюдному согласию занимались безопасным сексом, или когда кто-то готовил и съедал свою собаку после того, как её насмерть сбивала машина.

Те, кто читал рассказы на иностранном языке (английском или итальянском), расценивали эти действия как не слишком предосудительные, в отличие от тех, кто читал истории на родном языке.

Границы счастья и моральное лицензирование

Почему это так важно – говорим ли мы о морали на нашем родном языке или на иностранном? Одно из объяснений сводится к тому, что подобные суждения опираются на два отдельных конкурирующих способа мышления — один из них включает быстрые, на уровне животных инстинктов, «чувствования», а другой — тщательное обдумывание наибольшего блага для наибольшего числа людей.

Когда мы используем иностранный язык, мы автоматически погружаемся в более осознанный режим просто потому, что усилия, прилагаемые для обработки неродного языка, сигнализируют нашей когнитивной системе, что она должна подготовиться к напряжённой деятельности. Эти выводы могут показаться парадоксальными, но они стоят в одном ряду с выводами исследования, согласно которым чтение математических задач в неудобном для чтения шрифте уменьшает вероятность небрежных ошибок (хотя эти результаты оказалось трудно повторить.

Альтернативное объяснение состоит в том, что различия в восприятии между родными и иностранными языками связаны с тем, что языки нашего детства звучат с большей эмоциональной интенсивностью, чем те, которые мы узнали в более академических условиях. В результате моральное суждение, сделанное на иностранном языке, менее нагружено эмоциональными реакциями, которые находятся на поверхности, когда мы используем язык, освоенный в детстве.

Существуют убедительные доказательства того, что память переплетает язык с опытом, в результате любые воспоминания оказываются тесно связаны с тем, как они формировались с помощью языка. Например, люди, которые владеют двумя языками, с большой вероятностью вспомнят событие, если им предложат описать его на языке, который использовался в тот самый момент.

Языки нашего детства, которые усваивались вместе с яркими переживаниями (чьё детство, в конце концов, не было переплетением изобилия любви, гнева, удивления и наказания?), становятся пропитаны глубокими эмоциями. Для сравнения: языки, усвоенные позже в течение жизни, особенно если они изучались через сдержанные взаимодействия в классе или были мягко донесены через компьютерные экраны и наушники, входят в наше сознание, будучи очищенными от эмоциональности, которая чувствуется настоящими носителями этих языков.

Используя электрическую проводимость кожи, чтобы измерить эмоциональное возбуждение (проводимость возрастает, когда уровень адреналина повышается), они анализировали, как носители турецкого языка, которые изучали английский язык во взрослом возрасте, слушали и воспринимали слова и фразы на обоих языках: некоторые из этих фраз были нейтральными («Стол»), тогда как другие – из разряда табуированных («Дерьмо») или транслирующих выговоры/претензии («Как вам не стыдно!»).

Зарегистрированные реакции кожи участников показали повышенное возбуждение при прослушивании запретных слов — по сравнению с нейтральными, особенно когда они были произнесены на родном турецком языке. Но самое сильное различие между языками было выявлено в связи с «выговорами»: добровольцы реагировали очень мягко на английские фразы, при этом на турецкие фразы были очень яркие реакции — вплоть до того, что респонденты отмечали, что они «слышали» эти выговоры голосами близких родственников.

Если язык может служить контейнером для мощных воспоминаний о наших ранних прегрешениях и наказаниях, то нет ничего удивительно в том, что такие эмоциональные ассоциации могут окрашивать моральные суждения, сделанные на нашем родном языке.

Необычные языки, меняющие представления о реальности

Чтение участниками этих историй на иностранном языке, а не на родном, привело к тому, что участники придавали больший вес результатам, а не намерениям, когда делали моральное суждение об этих ситуациях. Эти результаты вступают в противоречие с представлением, что использование иностранного языка заставляет людей думать более глубоко, так как другие исследования показали, что тщательное размышление заставляет людей думать не меньше, а больше о намерениях, лежащих в основе действий людей.

Но результаты сцепляются с идеей, согласно которой при использовании иностранного языка приглушенные эмоциональные реакции (меньше симпатии к тем, у кого были благородные намерения; меньшее возмущение теми, кто руководствовался гнусными мотивами) уменьшают влияние намерений. Это объяснение подкрепляется выводами, согласно которым пациенты с повреждением головного мозга в области вентрамедиальной префронтальной коры, которая участвует в эмоциональном ответе на запросы, показали аналогичную картину ответов –когда результаты ценились больше намерений.

Что же тогда является мультиязычным истинным «моральным Я» человека? Есть ли у нас незыблемые моральные ценности? Это мои моральные воспоминания, отзвуки эмоционально заряженных взаимодействий, которые научили меня, что значит «быть хорошим»? Или это рассуждения, которые я могу применить, когда свободна от всяких ограничений бессознательного? Или, может быть, эта цепочка исследований просто освещает то, что верно для всех нас, независимо от того, на скольких языках мы говорим: что наш моральный компас представляет собой сочетание начальных сил, которые сформировали нас, и способов, которыми мы избегаем их…

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Добавить комментарий

Adblock
detector