Разделение языка и речи

Вопрос №2 Основания для разграничения языка и речи

Вопрос №1 Язык как объект изучения. Характеристика языка как системы.

Язык представляет собой полифункциональную систему.

Систему (от греч. «целое, составленное из частей»), потому

что язык – это не нагромождение слов, звуков, правил, а упорядоченная взаимосвязь определенных единиц, ее образующих:

фонем (звуков), морфем, слов, словосочетаний, предложений.

Полифункциональную – потому что язык выполняет

1. коммуникативную (означает, что язык является важнейшим средством человеческого общения (коммуникации) –

по мнению многих специалистов, эта функция играет ведущую роль;

2. когнитивную, или познавательную (означает, что язык –

важнейшее средство получения новых знаний о действительности);

3. аккумулятивную (функцию сохранения и передачи

4. эмоциональную (проявляется в способности языка выражать чувства, эмоции говорящего);

5. волюнтативную (функцию воздействия).

Вопрос №2 Основания для разграничения языка и речи.

Разграничивая язык и речь, не следует их противопоставлять, поскольку они представляют собой две стороны одного и того же феномена – специфического вида человеческой деятельности, обеспечивающей общение и мышление людей. Такое разграничение необходимо для любого исследования уже потому, что «исторически факт речи всегда предшествует языку» (Ф.де Соссюр), а единицы языка вычленяются из речи; речь содержит в себе нечто спонтанное и живое, она нечто большее, чем язык. Речь организуется более или менее по законам языка, который она сама создала (А.Сеше). В основе любой лингвистической теории должно находиться первичное, большее, общее, т.е. речь (В.А.Звегинцев). Главной задачей языковедения является не только и не столько описать систему языковых средств, сколько исследовать механизмы деятельности языка, не устраняясь от его первоосновы, поскольку речь – место встречи языка с мыслью (А.А. Потебня, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.А. Звегинцев и др.). Таким образом, лингвистика изучает две ипостаси одного и того же объекта.

Разграничение языка и речи, введенное Ф.де Соссюром, основано на бинарных противопоставлениях их отличительных признаков, образующих дихотомии или антиномии.

1) Язык – явление психическое, а речь – психофизическое.

2) Язык есть система знаков, а речь асистемна, поскольку представляет собой некий «сверхъязыковой остаток» речевой деятельности.

4) Язык есть форма, речь – субстанция, поскольку включает в себя звуки и значения.

5) Язык – сущность, речь – явление.

В послесоссюровском языкознании эти антиномии были дополнены другими. Самые важные из них следующие:

— Язык – нечто общее и абстрактное, а речь – частное и конкретное (Н.С.Трубецкой).

— Язык постоянен, а речь преходяща, переменна (Н.С.Трубецкой, Л. Ельмслев).

Источник

Разделение языка и речи

Язык и речь в их отношениях друг к другу

Заслуга разделения языка и речи принадлежит, как известно, Ф. де Соссюру. Это не единственное разграничение, которое Ф. де Соссюр приводит в своем знаменитом «Курсе общей лингвистики». Наряду с лингвистикой языка и лингвистикой речи он выделяет внешнюю и внутреннюю лингвистику, синхроническую (статическую) и диахроническую (эволюционную) лингвистику. Эти разграничения он затем использует в качестве предпосылок для развития положения о системном и знаковом характере языка. Вплоть до настоящего дня все эти, поднятые Ф. де Соссюром, проблемы являются центральными для науки о языке и знаменуют начало особого этапа в развитии языкознания.

* ( Из числа недавних работ, придерживающихся этого курса, можно отметить статью: Karel Ноrаlek, Les fonctions de la langue et de la parole (Travaux linguistiques de Prague 1, l’ecole de Prague d’aujourd’hui, Prague, 1964). В советском языкознании проблеме «Язык и речь» была посвящена межвузовская конференция (см. тезисы докладов, М., 1962, изд. МГПИИЯ). См. также статьи: П.С. Ку знецов, О языке и речи, «Вестник МГУ», серия 7, 1961, № 4; Т. П. Ломтев, Язык и речь, там же. )

* ( L.Hjelmslev, Langue et parole, «Cahiers Ferdinand de Saussure», 1942. )

В самом деле, если отбросить разграничение между языком и речью, то совершенно неоправданными и даже бессмысленными окажутся разграничения между внутренней лингвистикой и внешней лингвистикой, между синхроническим и диахроническим планами языка, между его статикой и динамикой. А если эти разграничения повисают в воздухе, то рушится и логическое основание учения о системном и знаковом характере языка, так как оно исходит из представления, что язык есть «система чисто лингвистических отношений», выявление которой возможно только при отвлечении от исторического рассмотрения, что язык как система знаков «подчиняется своему собственному порядку» и потому должен рассматриваться только «в самом себе и для себя».

* ( См.: A. Gаrdinеr, The Distinction of «Speech» and «Language», «Atti der III Congresso internazionale dei linguisti», Firenze, 1935, p. 346. )

* ( См.: А. И. Смирницкий, Объективность существования языка, изд. МГУ, 1954, стр. 18. )

** ( Н. С. Трубецкой, Основы фонологии, М., 1960, стр. 7.)

а) как схему, т. е. как чистую форму, определяемую независимо от ее социального осуществления и материальной манифестации;

б) как норму, т. е. как материальную форму, определяемую в данной социальной реальности, но независимо от деталей манифестации;

в) как узус, т. е. как совокупность навыков, принятых в данном социальном коллективе и определяемых фактами наблюдаемых манифестаций.

* ( L. Нjеlmslеv, Langue et parole, «Cahiers Ferdinand de Saussure», 2, 1943. )

* ( См.: К. Вuhler, Sprachtheorie, Jena, 1934, S. 48-49. )

На различении между системой языка и речевым потоком строится и противопоставление парадигматического и синтагматического планов, широко применяющееся в современном языкознании. Это противопоставление привело к тому, что лингвисты, исповедующие тот или другой «символ веры», формулируют свои наблюдения в терминах или парадигматики, или синтагматики, никак не соотнося их друг с другом. Так, то, что парадигматики именуют нерелевантными вариантами фонем, синтагматики склонны называть аллофонами, но так как в последнем случае чаще всего имеются в виду варианты, возникающие в результате контактов в речевом потоке, то при переводе термина «аллофон» с языка синтагматики на язык парадигматики обычно говорят о комбинаторном варианте. Такого рода разнонаправленные определения, независимо друг от друга располагающиеся в плоскости системы (парадигматика) или в плоскости речевого потока (синтагматика), много способствуют путанице, которая господствует не только в проблеме языка и речи.

Таковы некоторые из тех выводов, которые наряду с соссюровскими противопоставлениями внешней и внутренней лингвистики, синхронического и диахронического планов делает современная наука о языке из размежевания языка и речи. Эти приведенные лишь в качестве примеров выводы показывают, как далеко, и притом в разные стороны, они могут вести.

Читайте также:  Штучки на языке людей

* ( Ф. де Соссюр., Курс общей лингвистики, М., 1933, стр. 42. )

* ( Ф. де Соссюр, Курс общей лингвистики, М., 1933, стр. 43. )

При том пристальном внимании к проблеме языка и речи, которым характеризуется современный этап языкознания, возникла своеобразная геометрическая аберрация двух линий. Графически отношения языка и речи можно изобразить следующей схемой:

Обе эти линии встречаются только в одной точке своего пересечения, но затем каждая из них свободно уходит в пространство. Располагая отдельные единицы на этих свободных частях линий, мы создаем иллюзию их автономности, так как в этом случае у них действительно нет точек соприкосновения друг с другом. Фактически же каждая единица всегда располагается только в точке пересечения этих двух линий и поэтому относится как к языку, так и к речи. Именно поэтому речь и язык способны, так сказать, «заменять» друг друга. Это обстоятельство во многом ответственно за то, что в течение долгого времени в лингвистике язык и речь рассматривались нерасчлененно. Впрочем, взаимозаменяемость языка и речи широко используется и в настоящее время. Так, в дескриптивной лингвистике по высказываниям, т. е. по речевым отрезкам, устанавливается структурный костяк системы языка. Стилевая, т. е., по существу, речевая, характеристика прилагается к системе языка. Точно так же, когда мы говорим, что язык есть важнейшее средство человеческого общения, мы фактически определяем язык через речевые признаки. С другой стороны, устанавливая нормы языка (например, в нормативных грамматиках), мы подчиняем системе языка речевую деятельность.

Думается, что введение в лингвистику этого третьего понятия (в котором речь и язык соотносятся с разными его аспектами или сторонами) во многом ответственно за ту разноголосицу, которая существует в данной проблеме. (Дело еще усложняется тем, что у Соссюра речь и речевая деятельность нередко выступают как однозначные понятия.)

С наибольшей отчетливостью взаимоотношение названных понятий дается в «Выводах» к первой части книги Соссюра, где она показывает «ту рациональную форму, которую должна принять лингвистическая наука.

* ( Ф. де Соссюр, Курс общей лингвистики, М., 1933, стр. 102.)

* ( Как явствует из всего изложения настоящей книги, соссюровскую речевую деятельность нельзя отождествлять с деятельностью общения.)

* ( Th. Sebeok, The Informational Model of Language: Analog and Digital Coding in Animal and Human Communication. В кн.: «Natural Language and the Computer» ed. by P. Garvin, New York., 1963.)

В пользу раздельного понимания языка и речи говорит также и характер взаимодействия этих двух неразрывных явлений. Язык и речь обладают прямо противоположными, резко контрастными характеристиками, на основе которых строится своеобразное антагонистическое их равновесие, одинаково плодотворное для этих обоих явлений. Толкование языка и речи лишь как разных аспектов одного явления не способно объяснить указанной антагонистичности характеристик. Бесспорно, здесь мы имеем дело с двумя отдельными явлениями, но не с различными и независимыми «вещами», как их иногда толкуют, и даже не просто связанными друг с другом «предметами», а с взаимопроникающими явлениями, не допускающими игнорирования взаимных мощных и всеобъемлющих воздействий. Именно поэтому практически нельзя идти отдельно по той или другой дороге, как предлагает Соссюр. Это можно делать только в теоретическом анализе.

Какие же формы носят связь и отношения названных двух явлений, составляющих предмет лингвистики?

Уже приведенные наблюдения и соображения создают предпосылки для общего определения характера связи между языком и речью. Отношения этих двух отдельных явлений строятся на принципе антагонистической взаимообусловленности. В соответствии с этим принципом существование фактов языка, их форма и складывающиеся между ними отношения возможны постольку, поскольку они в речи обладают соответствиями с прямо противоположными характеристиками. Эта зависимость, разумеется, действует и в обратном направлении, т. е. от языка к речи.

В проблеме языка и речи, пожалуй, наиболее важным является точное установление названных противопоставленных характеристик и определение форм их воздействия по разным направлениям. На основе существующих работ, посвященных данной проблеме, можно выделить следующие ряды наиболее существенных характеристик языка и речи, которые естественным образом в пределах своего ряда тесно соприкасаются друг с другом и даже частично накладываются друг на друга:

* ( Именно в этом смысле, видимо, следует понимать положение Соссюра, что исторически речь предшествует языку. Но можно это положение представить и в более общем виде, допуская, что расхождения между языком и речью могут достигать масштабов, которые мы наблюдаем между санскритом и пракритами или между классическим (литературным) арабским и современными арабскими диалектами. На основе речевых отклонений такого порядка могут создаваться даже новые языковые системы, напоминая деления амебной клетки. )

Каждый факт имеет два сечения, две плоскости. Он есть равнодействующая тех противоположно направленных сил, которые заключены в языке и речи. Это значит, что, учитывая качества и признаки того или иного факта, той или иной единицы по двум плоскостям, мы не должны относиться к ним как к некоторой механической совокупности, но определять их как взаимно производные.

Принимая положение о неразрывной связи языка и речи, осуществляющих свои отношения на принципе взаимообусловленности, мы вместе с тем не должны отказываться от тех методических преимуществ, которые дает в руки языковедов рассмотрение языка и речи как двух отдельных явлений. Это различение, бесспорно, создает условия для применения новых и необычных для языкознания методов, значительно расширяет традиционную научную проблематику, открывает новые аспекты в старых проблемах и дает возможность более глубокого и более точно дифференцированного познания изучаемых явлений.

С тем чтобы придать сказанному более конкретную и наглядную форму, рассмотрим следующий вопрос.

Для ответа на этот вопрос обратимся к примеру. Допустим, мы задаемся целью определить все основные признаки языка. В соответствии с тем, что по этому поводу было сказано выше, эти признаки выглядят следующим образом:

* ( L. Prieto, Traits oppositionnels et traits contrastifs, «Word», vol. 10, 1954, p. 43. )

** ( А. А. Мартине, Принцип экономии в фонетических изменениях, М., 1960, стр. 43-44. )

Как легко увидеть, критерии, на основании которых предложение рассматривается как единица речи, повторяют часть тех противопоставленных характеристик, которые приводились выше: с одной стороны, для языка и, с другой стороны, для речи. Поскольку именно эти противопоставленные характеристики создают взаимообусловленность как явлений языка, так и явлений речи, постольку нет никаких оснований располагать предложение только в одной плоскости и считать его единицей речи. Приводимые при этом аргументы не столько свидетельствуют в пользу положения о предложении как единице речи, сколько убеждают в необходимости рассматривать язык и речь как два хотя и отдельных, но взаимообусловленных явления. Это, конечно, не исключает допустимости изучения того же предложения как факта языка или как факта речи. Противопоказано только при этом путать характеристики этих двух явлений или даже взаимно подменять их друг другом.

* ( Это не отрицает возможности существования и двойного ряда терминов, определяющих то или иное явление как факт языка или как факт речи. Но такого рода термины должны быть соотнесены друг с другом на основе противопоставленных характеристик, выделяемых в языке и речи. )

Читайте также:  Тора на греческом языке

** ( Так, в частности, поступают при решении многих проблем прикладной лингвистики. )

Конечно, во избежание путаницы неплохо было бы располагать отдельными терминами для языка в его противопоставлении речи и для языка в комплексе с речью. Но их нет, а вводить новые, может быть, и необязательно.

Источник

7.2 Конспект для ученика по теме «В чём разница между языком и речью»

В статье рассмотрены основные различия между «языком» и «речью». Материал актуален для подготовки к ЕГЭ.

Язык и речь

Язык – социальное явление, имеющее надындивидуальный, общий характер.

Речь – подразумевает использование языка, имеет текучий, неустойчивый, переменчивый характер.

Язык абстрактен, формален.

Речь материальна, она состоит из артикулируемых звуков, воспринимаемых ухом.

Еще до исследований Соссюра лингвисты в большей степени отдавали предпочтение изучению вопросов происхождения и изменения языков. Ученый же был первым, кто обратил внимание на то, что каждый язык имеет свою внутреннюю организацию, а именно особенную структуру, которая образуется посредством входящих в нее компонентов. Компонентами языковой структуры принять считать знаки. Язык как система знаков является средством осуществления общения и мышления человека.

Функции речи

В процессе выявления роли речи в общественной и социально-психологической жизни человека выделяют две ее функции:

Более глубокое понимание функций речи позволит разобраться в сущности ее структуры.

Коммуникативная функция

Здесь речь выступает как средство общения между людьми посредством сообщений и побуждений к действию. При сообщении субъект указывает на какой-либо предмет или же явление. В таком случае актуальным будет существование индикативной или указательной функции. Высказывание своего суждения по какому-то вопросу – это предикативная функция. Речь также может быть направлена на оказание влияния на своего собеседника, побуждение его к действию, вызывание эмоций, желаний, мыслей, чувств, переживаний.

Помимо смыслового содержания, которое передается посредством словесных значений, важная роль отводится эмоциональному отношению к произносимому. Используя сопровождающие речь элементы, такие как тон, интонацию, выразительные движения, живость, образность выражений, структуру построения предложения, отбор слов происходит выражение чувств и настроения. Таким образом, происходит эмоциональный обмен между собеседниками, то есть осуществляется выразительная функция речи.

Интеллектуальная функция

Здесь речь выступает как средство образования, выражения и развития мыслей. Как носитель системы различного типа значений, речь определяет способ формирования, формулирования и понимания мыслей.

Слово – основная единица речи и мышления, каждое из которых имеет собственное определенное значение.

Только в том случае, когда все субъекты коммуникации используют одинаковые словесные знаки с идентичными значениями, может осуществляться нормальное общение. Таким образом, общественная одинаковость знаков делает возможным нормальное общение и взаимопонимание между собеседниками.

Сигнификативная функция речи – организации в единую иерархическую систему обозначений имени явлений, предметов, действий и других значений.

Виды речи

Принято выделять несколько видов речи:

В свою очередь данные понятия также включают в себя некоторые элементы, которые разберем более подробно.

Устная речь

Устная речь – это тот тип речи, который произносится и воспринимается на слух, то есть является внешним.

Устная речь, в свою очередь делится на следующие компоненты:

Диалогическая речь – это разговорный тип речи, который характеризуется неполной развернутостью, ситуативностью, в ней многое не высказывается благодаря контексту понятному участникам разговора.

В ней большая роль отводится интонации, мимике, эмоциональному фону высказывания и прочим невербальным средствам общения. Диалогическая речь характерна разнообразностью развернутости, полноты и расчлененности. Если участвующие в беседе люди интуитивно понимают друг друга, они могут сокращать высказывания. Определяется это степенью представления предмета разговора, на основании сказанного ранее, происходящего в данную минуту, а также уровнем понимания между собеседниками и стремлением к достижению этого понимания.

Отсутствие же внутреннего контакта между говорящими, противоположное отношение к предмету разговора способно сформировать трудности в общении, понимании сути, истинного смысла речи и может потребовать более развернутого ее построения.

Монологическая речь – это тип речи, в котором участником является один человек, а характер ее более развернут, грамматически оформлен, логически связан и систематичен.

Письменная речь

Реализация письменной речи осуществляется в формах, доступных для зрительного восприятия. Как правило, она закрепляется в виде письменного текста, который дает большую свободу при обращении с ней. Формулируя высказывания в письменной речи, происходит поиск оптимального способа оформления сообщения, доступен выбор различных вариантов, проверка и перепроверка техники построения предложения для достижения более точного выражения смысла.

Однако, существующий разрыв времени между формированием письменной речи и ее восприятием делает ее обезличенной, лишенной общего ситуативного контекста между автором и адресатом, в чем и заключается основное отличие от устной речи.

В отличие от устной речи, где существование общей ситуации, объединяющей собеседников, применение выразительных средств общения и интенсивный эмоциональный обмен обеспечивает возможность понимания без тщательного продумывания содержания, письменная требует более систематизированного и логически связного изложения.

При всех различиях данных видов речи нельзя противопоставлять их друг другу, ведь обе они не представляют собой однородного, завершенного целого компонента. Разнообразность этих понятий подтверждается и различием компонентов. Так устная речь включает в себя:

Видов письменной речи также довольно много и все они разнообразны. Так можно выделить следующий ряд компонентов письменной речи:

В свете набирающего оборота технического процесса образовался новый вид речи – письменный по форме, но близкий по смыслу и характеристикам к устной речи. Данный тип используется в большей степени при общении в чатах, системах быстрого обмена сообщениями.

Здесь предложения подвергаются сокращениям, используются символы, анимированные изображения для передачи эмоциональной сути, активно применяется сленг, аббревиатуры, игнорируются общепринятые правила орфографии и пунктуации.

Существенное значение имеет дифференциация речи на внешнюю и внутреннюю, где последняя осуществляется беззвучно, имеет другую функцию и строение. Внешняя речь напрямую связана с обменом информации и коммуникативным процессом, а функция внутренней речи определяется как обеспечение процесса мышления и внутренней регуляции. Наиболее явное проявление внутренней речи можно наблюдать в процессе чтения текстов, решения задач, построения мысленных планов.

С ее помощью происходит упорядочивание полученной информации, самоинструктирование, анализ действий и переживаний. Структуру внутренней речи можно рассматривать как обобщенные семантические комплексы, которые состоят из фрагментов слов, фраз и с которыми группируются наглядные образы и условные знаки. В случае столкновения человека со сложностями или при возникновении внутренних затруднений внутренняя речь может перерасти во внутренний монолог, шепотную или громкую речь.

Как свидетельствует история языкознания, понятия язык и речь часто не различались: либо язык сводился к речевой деятельности индивидуума, либо речь и ее влияние на язык полностью игнорировалась. Между тем язык и речь, образуя единый феномен человеческого языка, не тожественны друг другу.

О необходимости разграничивать эти понятия говорил еще В. Гумбольдт. Однако теоретическое обоснование этого положения дали Ф. де Соссюр и Л.В. Щерба. Швейцарский ученый, в частности, предложил различать язык и речь. Хотя в своем существовании они взаимосвязаны, однако все же не сводимы друг к другу и не могут рассматриваться в одной плоскости. Поэтому он призывал разграничивать лингвистику языка (объектом которой является собственно язык) и лингвистику речи (изучающую особенности индивидуальной речи).

Читайте также:  Язык болит как будто обожжен

Несмотря на то, что язык и речь образуют единый феномен человеческого языка, каждый из них имеет свои характеристики:

Источник

Язык: Язык и речь

Разница между языком и речью

Язык как система знаков

Фердинанд де Соссюр (1957-1913), великий швейцарский лингвист, оказавший огромное влияние на лингвистику XX века, предложил свою знаковую теорию языка. Ниже излагаются основные положения этого учения.

Язык можно сравнить с другими системами знаков, такими, например, как азбука для глухонемых, военные сигналы, формы учтивости, символические обряды, оперение самцов, запахи и т.д. Язык только наиважнейшая из этих систем.

Американский семиотик Чарльз Моррис (1901-1979), последователь Чарльза Пирса, выделял три раздела семиотики:

Некоторые системы знаков

Семафорная азбука, принятая на флоте

Знаки Зодиака

Языковой знак

Обе эти стороны знака имеют психическую сущность, т.е. идеальны и существуют только в нашем сознании.

Акустический образ по отношению к понятию в некоторой степени материален, так как он связан с реальным звуком.

Доводом в пользу идеальности знака служит то, что мы можем говорить сами с собой не двигая ни губами, ни языком, произносить звуки про себя.

Знаковая теория предполагает 4 компонента процесса обозначения.

В нижеследующем примере участвуют следующие компоненты:

Деревья могут быть разными, нет двух абсолютно одинаковых берез, произносим слово дерево мы тоже все по-разному (разным тоном, с разным тембром, громко, шепотом и т.д.), пишем также различно (ручкой, карандашом, мелом, разным почерком, на пишущей машинке, компьютере), но двусторонний знак в нашем сознании у всех одинаков, так как он идеален.

Английские лингвисты Чарльз Огден (1889-1957), Айвор Ричардс (1893-1979) в 1923 году в книге «Значение значения» (The Meaning of Meaning) наглядно представили знаковое отношение в виде семантического треугольника (треугольника референции):

Основание треугольника изображено прерывистой линией. Это означает, что связь между словом и предметом не обязательна, условна, и она невозможна без связи с мыслью и понятием.

Функции языка

Основные функции языка следующие:

Коммуникативная функция

Язык как средство общения между людьми. Это основная функция языка.

Мыслеформирующая функция

Язык используется как средство мышления в форме слов.

Когнитивная (гносеологическая) функция

Язык как средство познания мира, накопления и передачи знаний другим людям и последующим поколениям (в виде устных преданий, письменных источников, аудиозаписей).

Функции речи

Наряду с функциями языка существуют и функции речи. Роман Осипович Якобсон (1896-1982), русский и американский лингвист (это о нем писал Маяковский в стихотворении о Нетте, пароходе и человеке: …«напролет болтал о Ромке Якобсоне и смешно потел, стихи уча…») предложил схему, где описаны факторы (компоненты) акта коммуникации, которым соответствуют отдельные речевые функции языка.

Примером акта коммуникации может служить начало романа в стихах «Евгений Онегин», если лектор его декламирует студентам: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог…»

Отправитель: Пушкин , Онегин, лектор.

Получатель: читатель, студенты.

Сообщение: размер стиха (четырехстопный ямб).

Контекст: сообщение о болезни.

Коммуникативная (референтивная) функция

Соответствует контексту, который понимается как предмет сообщения, иначе называемый референтом. Это функция передачи какого-либо сообщения, ориентации на контекст сообщения. В процессе коммуникации она самая важная, так как передает информацию о предмете. В тексте эту функцию подчеркивают такие, например, фразы: «как сказано выше», «внимание, микрофон включен» и различные ремарки в пьесах.

Экспрессивная (эмотивная) функция

Соответствует отправителю, т.е. отражает отношение говорящего к высказываемому, прямое выражение чувств отправителя. При использовании экспрессивной функции важно не само сообщение, а отношение к нему.

Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя» описывает случай, когда пятеро мастеровых содержательно поговорили, произнеся поочередно с разной интонацией одну и ту же нецензурную фразу.

Эта функция заметна в анекдоте, где отец жалуется на невежливость сына в письме: «Мол, написал: „Папа, вышли денег.“ Нет, чтобы „Папа, вышли денег“ (с просительной интонацией)».

Адресант и отправитель не всегда могут совпадать. Например, у индейского племени чинуков слова вождя перед народом повторяет специально выделенный служитель.

Поэтическая (эстетическая) функция

Подобные стихи писали К. Бальмонт , В. Хлебников , О. Мандельштам , Б. Пастернак и многие другие поэты.

Эстетическая функция часто используется и в художественной прозе, а также в разговорной речи. Речь в таких случаях воспринимается как эстетический объект. Слова принимаются как что-то или прекрасное или безобразное.

Долохов в романе «Война и мир» с явным удовольствием произносит слово «наповал» об убитом не потому, что он садист, а просто ему нравится форма слова.

У Чехова в рассказе «Мужики» Ольга читала Евангелие, и многого не понимала, но святые слова трогали ее до слез, а слова «аще» и «дондеже» она произносила со сладким замиранием сердца.

Апеллятивная (директивная) функция

Соответствует получателю сообщения, на которого ориентируется говорящий, пытаясь тем или иным образом воздействовать на адресата, вызвать его реакцию. Грамматически это часто выражается повелительным наклонением глаголов (Говори!), а также звательным падежом в архаичных текстах (человече, сыне), например в молитве на церковнославянском : «Отче наш, иже еси на небеси …Хлеб наш насущный даждь нам днесь.»

Фатическая функция (контактоустанавливающая)

В языке для этих целей имеется большое количество фраз-клише, которые используются при поздравлениях, в начале и конце письма, причем они, как правило, не несут буквальной информации.

«Дорогой сэр! Я считаю, что вы подлец и негодяй, и отныне порываю с вами полностью и окончательно.
С уважением, Ваш мистер Пампкин.»

Часто, когда мы не знаем, о чём говорить с человеком, но молчать просто неприлично, мы говорим о погоде, о каких-либо событиях, хотя нас они могут и не интересовать.

Мимо нас к реке идет односельчанин с удочкой. Мы обязательно скажем ему, хотя это очевидно: «Что, на рыбалку?»

Все эти фразы легко предсказуемы, но их стандартность и легкость использования позволяют установить контакт и преодолеть разобщенность.

В одном из её рассказов есть прекрасный образец фатической беседы двоих влюбленных, которым слова практически не нужны.

Наименее болтливы в этом отношении индейцы чинуки. Индеец мог прийти в дом к другу, посидеть там и уйти без единого слова. Уже сам факт, что он потрудился прийти, был достаточным элементом общения. Не обязательно беседовать, если нет нужды что-либо сообщать. Налицо отсутствие фатического общения.

Метаязыковая функция

Соответствует коду, т.е. предметом речи служит сам код. Это язык о «языке». Метаязыковая функция предполагает проверку канала связи, выясняется, понятен ли язык, особенно в разговоре с иностранцами. При этом часто прибегают к толкованиям слов и выражений («Вы понимаете, что я имею в виду?», «Что вы хотите сказать?»). Метаязыковую функцию выражают, например, вводные клише: «так сказать», «как говорят хиппи». Кавычки тоже отражают эту функцию. Эта функция реализуется в высказываниях о языке, лекциях по языкознанию, в грамматиках, словарях и т.д.

Источник

Ответы на самые частые вопросы пользователей рунета
Adblock
detector